Блог

19.06.2018

Одной из проблем, с которой ко мне обращаются спортсмены является боль в области плеча. Типичной жалобой является симптоматика, появившаяся после выполнения вертикальных жимов и/или выполнения другой активности выше уровня головы. Причин возникновения этой проблемы может быть много, начиная от нехватки мобильности грудной клетки и заканчивая неправильно поставленной техникой выполнения.

В этой статье я хотел бы разобрать стратегию коррекции одной из дисфункций, которая часто является причиной боли в плече – наружная ротация плеча.

Казалось бы, что может быть проще, делаем наружную ротацию в положение 90 градусов отведения и, если она ограничена, мобилизуем плечо в этом направлении. В реальности все несколько сложнее.

Сложность состоит в том, что адекватный контроль ротации плеча складывается из нескольких компонентов: амплитуда движения, сила и скорость сокращения. Для того, чтобы безопасно и эффективно совершать упражнения выше уровня головы, плечо должно обладать всеми этими качествами. Давайте разберем каждый из них.

Амплитуда движения

Как я уже писал, все несколько сложнее. В плечевом суставе амплитуда ротации является зависимым компонентом. Зависима она от угла отведения. Чем выше угол отведения, тем больше вы можете выполнить наружной ротации. При отведении около 120-130 градусов (типичное положение для оверхеда) наружная ротация будет градусов на 15-20 больше, чем в положении 90. Это даст вам необходимость специфичности мобилизации плеча.

Сила

Сила является также специфичным показателем. Типичной ошибкой, при реабилитации плеча является тренировка ротации в нейтральном положении. Не поймите меня неправильно, я не имею ничего против нейтрального положения, когда оно является подходящим к уровню пациента. Но, когда мы говорим о жалобах при специфичной активности, тренировка силы должна быть специфична положению.

Скорость сокращения

Если задуматься, то это чрезвычайно важный параметр. Когда смотришь видео выполнения оверхедов, кажется, что все происходит само собой. Но когда дело доходит до практики с пациентом, начинаются проблемы. Вследствие того, что в области плеча была травма, мышцы будут иметь более низкую скорость сокращения. Для того чтобы протестировать это можно выполнить простой тест:

Если у вас или ваших подопечных есть дефицит в каком-то из этих параметров, то в конечном положении вы можете увидеть что-то вот такое...

В этом случае, стоит поэтапно протестировать каждый из компонентов для того, чтобы определить ведущий и поработать с ним. Помните, что после увеличения мобильности плеча нужно протестировать остальные показатели, а после увеличения силы протестировать скорость сокращения.

Работа со скоростью сокращения. Как один из вариантов начального упражнения можно использовать вот этот:

Постепенно скорость движения должна нарастать. В конце не забудьте отработать движение целиком, иначе навык может так и не перенестись с упражнения на активность!

Автор статьи: Георгий Темичев, ПНФ терапевт, практик Маллиган, преподаватель KinesoPro

Для тех, кто хочет побольше узнать о том, как оценивать плечевой сустав и качественно составлять программы прехабилитации, мы с Евгением Богачевым подготовили курс – Плечо Атлета.



06.06.2018

Тендинопатия ягодичных мышц - это дегенеративно-воспалительное состояние сухожилий ягодичных мышц (в месте крепления к большому вертелу). Данное состояние характеризуется болью в месте крепления сухожилий к вертелу, а также в теле сухожилия. Иррадиация боли при этом может быть довольно широкой, начиная от места вокруг тендинопатии и до наружной лодыжки той же ноги.

На сегодняшний день существует большое количество способов лечения данного состояния, давайте рассмотрим основные из них.

1. Нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП) – хороши, если имеется высокий уровень боли, а терпение уже закончилось. Так как одним из компонентов тендинопатии является воспаление они могут снизить его уровень, а также уменьшить боль.

2. Аппаратное лечение, акупунктура и массаж хороши как вспомогательные методы терапии. Несмотря на длительное существование некоторых из них, эффективность данных методов как основной терапии не очень высока, они могут снять симптомы (в краткосрочной перспективе), но не оказывают значительного влияния на уровень функции.

3. Упражнения являются самым эффективным способом терапии. Они могут снять боль, улучшить функцию, а также повлиять на структуру самого сухожилия!

4. Инъекции кортикостероидов помогают снизить боль, особенно если пациент жаждет быстрых результатов, а также ленится делать упражнения. Однако, через 2 месяца эффект от упражнений больше на 29%, а процент успеха выше на 19.9% (расплата за лень))). В среднем, уровень боли был ниже на 1 балл у тех, кто делал упражнения. В долгосрочной перспективе пациента ожидают обострения и дальнейшая дегенерация структуры сухожилия.

5. Инъекции плазмы. На сегодня, данные по этому типу терапии очень разняться. Где-то показывает эффективность, а где-то нет (на практике, кому-то помогает, а кому-то нет). Однако, если ничего другое не помогло, то можно попробовать.

В итоге наиболее эффективным будет следующий способ терапии: УПРАЖНЕНИЯ + вспомогательные виды терапии (аппаратное лечение, массаж, НПВП). Кортикостероиды стоит применять в случае, если пациент отказывается выполнять упражнения, имеется высокий уровень боли, невозможно выполнять упражнения, либо упражнения неэффективны.

Автор статьи: Георгий Темичев, ПНФ терапевт, практик Маллиган, преподаватель KinesoPro

20 - 22 июля в Москве пройдет семинар Георгия Темичева "Нижние конечности, диагностика и терапия, анализ ходьбы и бега". Узнать подробнее...

30.05.2018

Основная цель использования ПНФ у спортсменов высокого уровня - это повышение производительности, которая основана на инициации мышечного сокращения, силе и выносливости с соответствующим временем рекрутирования мышечных волокон. Кроме того, цель состоит в том, чтобы облегчить наиболее эффективные стратегии движения. Вместе с тем, мы не хотим, чтобы пациенты думали о том, какие мышцы использовать для выполнения движения - мы хотим, чтобы эти мышцы включались автоматически. Поэтому ключевым словом в аббревиатуре ПНФ является последнее слово - «фасилитация» или облегчение. Задача не усилить, а улучшить рекрутирование соответствующих мышц и мышечных волокон, тем самым увеличить двигательную производительность посредством пространственной и временной суммации. Т.е. нашей целью не является усиление мышцы в привычном смысле слова, мы хотим улучшить движение путём облегчения ответной реакции соответствующих мышц, которые должны работать вместе. Тем самым увеличивается общие силовые и скоростные возможности выполнения нужного движения.

Я хочу пояснить на примере своей пациентки, как можно использовать ПНФ для повышения производительности спортсмена. Моя пациентка входит в национальный рейтинг бегунов на крытом треке. Отправляясь на соревнования, она занимала 35-е место по стране. За день до соревнований у нас была двухчасовая терапевтическая сессия. На второй день она установила новый личный рекорд и финишировала 13-й в целом по стране. Это место позволяет бесплатно учиться в лучших школах страны.

Перед сеансом лечения я изучил видео её бега. У неё был сильный старт, но в последующем она с трудом сохраняла скорость. Оказалось, что каждый раз, когда она разгибала шею и грудной отдел, она начинала терять обороты. Также я увидел, что у неё есть ограничение экстензии тазобедренных суставов, что значительно ограничивало силу отталкивания, преимущественно левой ногой.

Во время расспроса она подтвердила, что мои замечания, соответствуют её собственным ощущениям, и что это препятствует получению лучшего результата. Оценка её паттернов выявила, что она была неспособна осуществлять перекаты посредством сгибания туловища - она делала это за счёт экстензии шейного отдела и нижних конечностей. Даже когда я дал словесные инструкции, она не смогла скоординировать своё тело, чтобы выполнить перекат более естественным образом. В целом, это коррелировало с теми паттернами, которые она использовала во время бега.

Я начал с положения лёжа на боку: мы вышли в конец амплитуды флексионного паттерна, и я попросил её сохраниять это положение несмотря на мое воздействие. Задача была определиться со тратегией удержания данного положения посредством минимального длительного изометрического сокращения. Когда люди долгое время не используют какой-нибудь паттерн, им становится крайне сложно выполнять это движение. Большинство из них будет пытаться осуществить изотоническое сокращение вместо изометрического. В результате человек будет толкать вас, вместо того, чтобы стараться удержать нужное положение.

Как только у пациента начинает получаться сохранять нужное положение посредством изометрического сокращения, мы двигаемся дальше - ему необходимо научиться плавно и скоординированно выполнять изотонические движения на протяжении всей амплитуды движения. Это называется комбинацией изотоников. Чтобы начать, пациенту необходимо позволить терапевту медленно переместить себя из положения конца амплитуды движения (контролируемое эксцентрическое изотоническое сокращение), затем следует контролируемое движение обратно (концентрическое изотоническое сокращение). Этот диапазон медленно увеличивается до того момента, пока человек не начнет двигаться на всём протяжении амплитуды движения, используя недавно освоенный двигательный паттерн. Затем необходимо позволить пациенту сделать это самому (в нашем случае это был паттерн сгибание-вращение).

Я выполнял это несколько раз, убедившись, что все части тела, начиная шеей и заканчивая пальцами стоп, задействованы в данном движении. Я также использовал эту последовательность в положении лёжа на боку для реципрокных паттернов туловища, которые являются основой цикла ходьбы, и также усиливают паттерн сгибания. Эти паттерны туловища включают движения верхней части туловища в противоположном направлении относительно нижней части туловища.

Несмотря на то, что изменения в походке моей пациентки возникли сразу же после сеанса лечения в положении лёжа на боку, мне необходимо было закрепить и улучшить этот результат в вертикальном положении. Для того, чтобы полностью интегрировать некоторые из этих новых стратегий в её двигательный стереотип, мы занимались ходьбой с преодолением сопротивления. Это создавало условие для наклона туловища и таза вперёд. К концу сессии она почувствовала, что стала лучше отталкиваться левой ногой.

Своё занятие я закончил тем, что дал ей домашнее задание попрактиковаться в выполнении сгибания и вращения корпуса (чтобы движение осуществлялось за счёт мышц туловища), а также показал изометрическое упражнение - выпад с упором в стену. Это позволило задействовать её кор и ускорить интеграцию новых двигательных паттернов.

Я надеюсь, что эта статья наглядно описывает мой мыслительный процесс и смысл методики ПНФ в целом. Быть может, вы захотите интегрировать эту концепцию в свою практику. Помните, мы выбрали лучшую профессию, поскольку получаем удовольствие от того, что повышаем качество жизни наших пациентов, и делаем это за счёт улучшения функционирования нервно-мышечно-скелетной системы.

2 июня в Москве пройдет вводное занятие, посвященное концепции ПНФ. Узнать подробнее...

Источник

https://www.pthaven.com/news_article/show/371427-pnf-for-the-high-level-...

22.05.2018


Оценка достоверности клинических методов измерения амплитуды ротации грудного отдела позвоночника у здоровых взрослых никогда ранее не проводилась.

ЦЕЛЬ: Определить достоверность 5 техник, используемых для измерения амплитуды ротации грудного отдела позвоночника.

ДИЗАЙН: Дескриптивное лабораторное исследование.

МЕТОДЫ: Университетская научно-исследовательская лаборатория. Пациенты или другие участники: 46 здоровых добровольцев (возраст = 23.6±4.3 лет, высота = 171.0±9.6 см, масса = 71.4 ±16.7 кг). Основной результат: в течение 2-х дней мы протестировали 5 техник для оценки амплитуды ротации грудного отдела: ротация в положении сидя (шест сзади и спереди), ротация стоя на одном колене (шест сзади и спереди) и ротация при заблокированной пояснице. В первый день двумя экспертами были получены два комплекса измерений (сессия 1, 2), позволяющих оценить достоверность тестов, проводимых одним человеком во время сессии, и достоверность результатов, полученных тестирующими людьми в течение 1-го дня. Один эксперт проводил измерения на 2-й день (сессия 3), чтобы оценить достоверность результатов, полученных в 1-й и 2-й день. Каждая техника была выполнена 3 раза в каждую сторону; для анализа данных использовались средние величины. Достоверность определялась с помощью внутриклассовых коэффициентов корреляции, стандартной погрешности измерения и минимальных обнаруживаемых изменений. Различия между оценивающими во время сессии 1 определялись с помощью парных t-тестов.

РЕЗУЛЬТАТЫ: В рамках сессии достоверность тестов колебалась от 0.85 до 0.94. Диапазон для стандартной погрешности измерения был 1.0° - 2.3°, а для минимальных обнаруживаемых изменений 2.8° - 6.3°. Не было выявлено никаких различий между экзаменаторами во время сессии 1 для ротации в положении сидя (шест спереди, ротация в обе стороны), ротации стоя на одном колене (шест спереди, ротация влево) или ротации при заблокированной пояснице (ротация в обе стороны) (все значения P > .05). В 1-й день достоверность результатов колебалась от 0.86 - 0.95. Диапазон для стандартной погрешности измерения был 0.8° - 2.1°, а для минимальных обнаруживаемых изменений 2.1° - 5.9°. Достоверность результатов, полученных в 1-й и 2-й день составляла 0.84 - 0.91. Диапазон для стандартной погрешности измерения был 1.4° - 2.0°, а для минимальных обнаруживаемых изменений 3.9° - 5.6°.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ: Все техники оказались надежными и имели низкий уровень погрешности измерений. Ротация в положении сидя (шест спереди) и ротация при заблокированной пояснице могут смело использоваться в тех случаях, когда измерения проводят несколько специалистов.

26-27 мая в Москве пройдет семинар Георгия Темичева, посвященный боли в поясничном отделе. Узнать подробнее...

Источник

https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC3418115/

20.05.2018

Мобилизации и манипуляции широко используются при лечении хронической боли в пояснице. Тем не менее, остаются вопросы, касающиеся эффективности, дозирования и безопасности. Кроме того, не совсем ясно как сравнивать эти подходы с другими видами лечения.

ЦЕЛЬ: Целью данного исследования является определение эффективности и безопасности различных манипуляционных и мобилизационных техник для лечения пациентов, страдающих от хронической боли в пояснице.

ДИЗАЙН ИССЛЕДОВАНИЯ: Это систематический обзор литературы и метаанализ.

ОЦЕНКА РЕЗУЛЬТАТОВ: Настоящее исследование оценивало боль, функцию, качество жизни и неблагоприятные события.

МЕТОДЫ: Мы анализировали исследования начиная с января 2000 года по март 2017 года, используя несколько электронных баз данных, а также общались с экспертами. Мы остановились на рандомизированных контролируемых исследованиях, в которых сравнивался эффект манипуляционных и мобилизационных техник с отсутствием лечения, плацебо и разнообразными активными терапевтическими подходами. Мы также оценивали риски предвзятости, используя Шотландскую межуниверситетскую сеть по разработке руководств по клинической практике. Там, где это было возможно, мы объединяли данные, используя метаанализ случайных эффектов. Для определения достоверности оценок воздействия мы использовали градации анализа, разработки и оценки рекомендаций (GRADE). Этот проект финансировался Национальным центром комплементарной и альтернативной медицины.

РЕЗУЛЬТАТЫ: В систематический обзор было включено 51 исследование. Девять исследований (1176 пациентов) были признаны достаточно похожими, поэтому мы не включали их в наш метаанализ. Стандартизированная средняя разница (SMD) для уменьшения интенсивности болевого синдрома была SMD=−0.28, 95% доверительный интервал (CI) −0.47 - −0.09, p=.004; I2=57% после лечения; по результатам семи исследований (923 пациента) снижение недееспособности имело SMD=−0.33, 95% CI −0.63 - −0.03, p=.03; I2=78% для манипуляций и мобилизаций по сравнению с другими активными терапевтическими подходами. Анализ подгрупп показал, что манипуляции значительно уменьшают интенсивность боли и степень недееспособности по сравнению с другими активными мероприятиями, включая физические упражнения и физиотерапию (SMD=−0.43, 95% CI −0.86 - 0.00; p=.05, I2=79%; SMD=−0.86, 95% CI −1.27 - −0.45; p<.0001, I2=46%). Мобилизационные техники также значительно уменьшают боль по сравнению с другими активными мероприятиями, включая физические упражнения (SMD=−0.20, 95% CI −0.35 - −0.04; p=.01; I2=0%) но не степень недееспособности (SMD=−0.10, 95% CI −0.28 - 0.07; p=.25; I2=21%). Исследования, сравнивающие манипуляции и мобилизации с плацебо или отсутствием лечения были слишком малы и разнородны, чтобы их можно было обьединить. Тоже самое касается исследований, изучающих взаимосвязь между дозированием и возможными исходами. Совсем мало исследований было посвящено оценке качества жизни, связанного со здоровьем. 26 из 51 испытания были мультимодальными.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ: Имеется доказательство среднего качества, что манипуляции и мобилизации уменьшают боль и улучшат функцию у пациентов, страдающих от хронической боли в пояснице. Причём, манипуляции дают больший эффект, чем мобилизации. Оба вида лечения являются безопасными. Перспективным вариантом могут быть комбинированные программы.

Коллеги, обращаем ваше внимание, что 26-27 мая в Москве пройдет семинар Георгия Темичева, посвященный боли в поясничном отделе. Узнать подробнее...

Источник

https://www.thespinejournalonline.com/article/S1529-9430(18)30016-0/fulltext

14.05.2018

Гётеборг, Швеция - Проспективное долгосрочное исследование школьников (начиная с начальных классов и заканчивая достижением совершеннолетия) показало, что к тому времени, когда они достигли 18-19 лет, 59% из них имели боль в пояснице, в то время как 9% участников сообщили, что боль в пояснице была у них уже в самом начале исследования - в возрасте 7-8 лет.

Примерно в возрасте 19 лет у 15% испытуемых на МРТ были чёрные межпозвонковые диски. Это данные исследователей ортопедической клиники «Ортон» в Хельсинки, которая в 2011 году на ежегодной конференции Международного Общества по изучению поясничного отдела позвоночника выиграла премию Medtronic за лучшую клиническую работу.

Доктор Teija Lund сказала, что изучая 95 здоровых первоклассников в городе Хельсинки (51 девочка и 44 мальчика), она и её коллеги пытались определить отправную точку изменений на МРТ. Идея принадлежала профессору Dietrich Schlenzka, заведующему отделением позвоночника ортопедической клиники «Ортон».

«Изменения на МРТ можно увидеть уже в раннем школьном возрасте. Как и боль в пояснице они могут значительно усиливаться в подростковом периоде, но мы не нашли никакой корреляции между нашими находками на МРТ, болью в пояснице и каким-либо прогностическими факторами», говорит он.

В дополнение к оценке в возрасте 7-8 лет, а затем в возрасте 18-19 лет, дети оценивались ещё один раз, когда им было от 12 до 13 лет, причём охвачено было 92% школьников. Оценка включала структурированное интервью, клиническое обследование и Т2 взвешенную МРТ в сагиттальной плоскости. «Вначале мы также сделали одно рентгенологическое исследование поясничного отдела позвоночника в боковой плоскости», сказала доктор Teija Lund. «К 18-19 годам 15% молодых людей имели чёрные межпозвонковые диски, а частота других находок на МРТ увеличилась почти до 60%, большинство из которых были локализованы в области нижних поясничных сегментов», сказала она.

Хотя четких прогностических факторов выявлено не было, исследователи отметили несколько большую частоту возникновения боли в пояснице у молодых женщин, имеющих большее количество изменений на МРТ, по сравнению с молодыми мужчинами; тоже самое касается 18-19-ти летних курильщиков по сравнению с некурящими.

Согласно результатам исследования, большее число изменений на МРТ наблюдалась у девочек именно в подростковом возрасте, а не после его окончания. «Эпидемиологические исследования показали, что боль в пояснице у детей и особенно подростков встречается гораздо чаще, чем считалось ранее. В нашем исследовании частота возникновения болей в пояснице заметно увеличивалась в подростковом периоде. Однако, только у 14% подростков симптомы были настолько выраженными, что это потребовало медицинской помощи. Более того, несмотря на то, что частота изменений на МРТ значительно увеличивалась в подростковом периоде, корреляции между этими изменениями и болью в пояснице не было. Возможно, в будущем врачи увидят увеличение числа молодых пациентов, страдающих от боли в пояснице. Наша позиция такова, что мы должны акцентировать внимание пациентов на доброкачественном характере их симптомов, не стоит уделять слишком много внимания изменениям на МРТ», считает Teija Lund.

Коллеги, обращаем ваше внимание, что 26-27 мая в Москве пройдет семинар Георгия Темичева, посвященный боли в поясничном отделе. Узнать подробнее...

Источник

https://www.healio.com/orthopedics/pediatrics/news/print/orthopaedics-to...

09.05.2018

Высокий уровень умеренной и интенсивной физической активности уменьшает риск смертности от всех причин, а также вероятность наступления кардиоваскулярного события. Однако, эффект бега у людей с остеоартритом (дегенеративно-дистрофический вариант) коленных суставов, находящихся в группе риска по смертности и возможности наступления кардиоваскулярного события, неясен. Поэтому, мы хотели оценить связь между бегом, симптомами остеоартрита и скоростью прогрессирования структурных изменений коленных суставов у людей, страдающих от остеоартрита коленных суставов.

Это когортное исследование (the Osteoarthritis Initiative (OAI) 2004-2014 гг.) включало людей в возрасте 50 лет и старше, имеющих остеоартрит как минимум одного коленного сустава. В начале исследования, на 48-м и 96-м месяце наблюдений оценивались симптомы (применялись анкеты для самостоятельного заполнения) и рентгенограммы коленных суставов (использовались классификация Kellgren-Lawrence (KL), а также показатель сужения суставной щели).

Мы проанализировали влияние бега на состояние коленных суставов людей, страдающих остеоартритом. Использовались следующие критерии: ухудшение стадии KL, изменение показателя сужения суставной щели, появление новой боли и уменьшение интенсивности болевого синдрома в течение 48-ми месяцев с поправкой на возраст, пол, индекс массы тела (ИМТ), стадию KL для поражённого и противоположного коленных суставов и боль в противоположном коленном суставе. 1203 участника имели средний возраст 63.2 года и ИМТ 29.5 кг/м2, 45.3% из них были мужчинами и 11.5% бегунами. Скорректированные коэффициенты вероятности ухудшения стадии KL и боли в колене составили 0.9 (0.6–1.3) и 0.9 (0.6–1.6) соответственно. Скорректированный коэффициент вероятности для разрешения боли в колене составил 1.7 (1.0–2.8).

Таким образом, мы установили, что бег не приводит к усилению боли в коленях и нарушению структуры коленных суставов у людей в возрасте 50 лет и старше, страдающих от остеоартрита коленных суставов. Напротив, регулярные пробежки имеют положительный эффект - снижается интенсивность болевого синдрома.

Коллеги, обращаем ваше внимание, что 13 мая в Москве пройдет семинар Максима Никитина "Коленный сустав: травмы и тендинопатии". Узнать подробнее...

Источник

https://rd.springer.com/article/10.1007/s10067-018-4121-3

02.05.2018

Есть предположение, что глубокие приседания сопровождаются повышенным риском возникновения травмы коленных суставов и поясничного отдела позвоночника. В связи с этим, чтобы минимизировать нагрузку на коленные суставы, рекомендуется избегать глубоких приседаний. К сожалению, эта рекомендация не учитывает влияние эффекта жгута (компрессионный эффект, который оказывают мышцы на коленный сустав при его максимальной флексии), функциональных адаптаций и контакта мягких тканей между задней частью бедра и икроножной мышцей.

Целью данного обзора литературы является оценка безопасности приседаний с меньшим углом сгибания коленного сустава (половина, либо четверть амплитуды) по сравнению с глубокими приседаниями. Поиск соответствующих научных публикаций проводился в период с марта 2011 года по январь 2013 года с использованием PubMed. В обзор было включено более 164 статей.

На данный момент не существует реальных измерений нагрузки на коленный сустав, возникающей при глубоком приседании (свыше 50 градусов). На основе биомеханических расчётов и изучения коленных суставов трупов возникла гипотеза, что ретропателлярные силы сжатия и усилия достигают своего пика при угле сгибания коленного сустава под 90 градусов. При дальнейшем увеличении угла флексии эффект жгута способствует лучшему распределению нагрузки и передаче большего усилия при меньшей величине ретропателлярного давления. Также происходит краниальное смещение места контакта суставных поверхностей бедренной и большеберцовой костей, увеличивается ретропателлярная артикуляционная поверхность, что приводит к уменьшению ретропателлярного давления. Менискам, суставным хрящам, связкам и костям свойственны анаболические процессы и функциональная структурная адаптация в ответ на повышение физической активности и воздействие разнообразных механических нагрузок.

Таким образом, опасения по поводу дегенеративных изменений тендо-феморального комплекса, а также повышенного риска хондромаляции и остеоартрита при глубоких приседаниях необоснованны. При той же величине нагрузки, что и при глубоких приседаниях, тренировки с приседаниями на половину или четверть амплитуды в долгосрочной перспективе будут способствовать дегенеративным изменениям в коленных суставах.

При условии, что глубокий присед выполняется под наблюдением специалистов и с прогрессивными тренировочными нагрузками, данная техника является эффективным способом укрепления нижних конечностей и профилактики травм коленных суставов. Таким образом, вопреки общепринятому мнению, глубокие приседания не способствуют повышению риска повреждения пассивных структур коленного сустава.

Коллеги, обращаем ваше внимание, что 13 мая в Москве пройдет семинар Максима Никитина "Коленный сустав: травмы и тендинопатии". Узнать подробнее...

Источник

Hartmann H, et al. Sports Med. 2013.

25.04.2018

Эта короткая заметка была написана под впечатлением от прогулки с моим маленьким сыном (не претендую на научность, это просто мысли). Он развивается очень быстро, и за этим крайне интересно наблюдать! Сейчас ему 6 месяцев, и две самые значимые области, в которых я вижу его развитие, - это движение и речь. Это заставило меня задуматься о том, как мы пытаемся исправлять проблемы людей, обучая их двигаться лучше.

Очень часто мы слышим о том, что проблемы с движением возникают из-за неправильного включения мышц: не в том месте, не вовремя или не с той интенсивностью. Мы кладём людей на пол и просим их делать странные и неестественные упражнения, которые они никогда не делали раньше. Для чего? Чтобы включить мышцы. Это словосочетание является одним из самых популярных запросов в гугле, когда я просматриваю статистику своего сайта. Это заставило меня задуматься, разве так мы учились двигаться?

Ну, не совсем так. Упражнения, включающие мышцы, очень специфичны. Одна вещь (она касается и речи, и движения), которую я заметил, наблюдая за своим маленьким сыном, - это неспецифичность. Сейчас он учится простым действиям: воспроизводить звуки и «общие» движения, из которых потом будет строить слова и более сложные движения. Сейчас он формирует свой «словарный запас движений», который будет хранить всю жизнь и, в случае необходимости, обращаться к нему, чтобы улучшить свой способ двигаться.

Мы не можем изолировать мышцы, но мы можем изолировать движение. Например, отведение бедра - движение, которое возможно благодаря скоординированному сокращению мышц, располагающихся вокруг сустава. Я никогда не видел, чтобы это делал мой сын. Он никогда не ложился на бок, чтобы осуществлять отведение бедра. Он никогда не делал ягодичный мостик, чтобы включить ягодичные мышцы. Он никогда не садился на корточки, и, тем более, не пытался двигаться в стороны в этом положении. Он, может быть, исключение, но я не уверен, что видел, как другие дети делают это.

Вопрос: если мы никогда не учились так двигаться, то почему сейчас делаем это? Мой сын формирует свой «словарный запас движений» в процессе взаимодействия с миром, т.е. выполняя соответствующие функциональные задачи, что пригодится ему в будущем. Сейчас он учится переворачиваться, потом научится ползать, ходить и бегать. Он приседает, используя миллион способов. Он учится подталкивать себя и подниматься, и все это происходит в различных вариациях! Я вижу как развивается его мелкая моторика, когда он возится с задачами, которые мы найдём простыми для выполнения. Медленно эти движения улучшаются и становятся более сложными, быстрыми и менее продуманными. Насколько это соотносится с тем, что мы пытаемся исправить движение с помощью идеальной, надуманной, нефункциональной и изолированной активации мышц? Не особо...

Дети учатся, играя и исследуя различные варианты. Наш мозг любит новые движения, особенно когда наш «словарный запас движения» уменьшается из-за стереотипности повседневной жизни. Все это создаёт нейропластические изменения в мозге, которые он будет продолжать развивать на нейрональном уровне до конца своей жизни. Нейроны, которые включаются вместе, функционально объединяются. Чем меньше нейронов задействуется в осуществлении двигательного паттерна, тем меньше активируется ассоциативных связей. Пытаясь изолировать мышцы (правильнее говорить движения), мы создаём несвязанные двигательные паттерны.

Если у нас возникают проблемы с движением, то это не из-за отсутствия конкретного движения, а потому, что мы потеряли свой «словарь движений», который появился у нас в начале жизни. Наши возможности ограничиваются тем, что мы рутинно делаем каждый день. Сидение на месте, надуманная и жесткая тренировка, специфические упражнения для активации мышц. Мы не исследуем наш потенциал через игру и разнообразные варианты, которые были свойственны нам в детстве.

Нейропластические изменения не всегда положительные. Есть такая поговорка: «То, что не используется, исчезает». Это могут быть нейронные связи, ответственные за нашу способность двигаться так, как мы могли, когда были детьми, и исследовали границы нашего движения гораздо больше. На самом деле, мы учимся на ошибках. Это биологическая необходимость, через которую мы все проходим в процессе обучения. Изучение новых движений - это то, что мы перестаём делать, когда становимся старше и застреваем в своих двигательных стереотипах. Мы думаем, что если мы не в идеальной форме, то не стоит делать упражнения. Подумайте об увлечении любым видом спорта: поначалу мы двигаемся довольно плохо, но упорно продолжаем. Мы не «активируем» идеальную двигательную схему. Тем не менее, мы начинаем «плохими», но становимся лучше по мере того, как осваиваем связанные движения.

То, что мы стали умными, является для нас благом? Наши знания анатомии довольно обширны. Мы изучали трупы и создавали большие книги с чудесными иллюстрациями, которые визуализируют точное положение и функцию всех мышц. Это само по себе является большим достижением человека. Мы имеем клиническую практику и научные исследования, обосновывающие то, что мы делаем. Однако, мы упустили один важный момент. Если мы не будем принимать во внимание то, как мы учимся двигаться, чтобы руководствоваться этим в будущем, то эволюция потерпела неудачу. Природа предусмотрела все варианты. У неё были миллиарды лет для разработки лучших способов функционирования человека. Кажется, мы стали чрезмерно погружаться в детали нашего тела, вместо того, чтобы целиком охватить его многогранную способность к движению в трехмерной среде. Оглянитесь назад, когда большинство из нас двигалось лучше, не испытывая скованности и боли. Это не значит, что мы должны приседать как младенцы. Просто оглянитесь назад, на тот период обучения движению, который сформировал основу нашей манеры двигаться. Посмотрите, как мы делаем это сейчас!

Автор: Бен Кормак (Ben Cormac), владелец и руководитель образовательной компании «Cor-Cinetic».

Коллеги, обращаем ваше внимание, что 19-20 мая в Москве пройдет семинар Михаила Сорокина "Контактный фитнес 1.0". Узнать подробнее...

23.04.2018

В настоящее время нет доказательств того, что межпозвонковые диски (МПД) могут положительно реагировать на физические упражнения. Некоторые авторы утверждают, что метаболизм МПД меняется настолько медленно, что для их восстановления не хватит средней продолжительности жизни. В этой статье мы покажем, что постоянные беговые нагрузки у мужчин и женщин приводят к гипертрофии и изменению состава МПД (усиливается гидратация и содержание протеогликанов). Более того, с помощью количественной оценки физической активности мы нашли, что акселерация при быстрой ходьбе и медленном беге (2м/с) (исключая выполнение энергозатратных задач, медленную ходьбу и статические положения) коррелирует с положительными характеристиками МПД. Эти результаты являются доказательством того, что упражнения могут быть полезны для МПД и позвоночника в целом. Мы считаем, что наши заключения станут отправной точкой для оптимизации протоколов упражнений, ориентированных на улучшение состояния МПД.

Введение

В последние годы были получены доказательства того, какие протоколы ведения пациентов являются полезными для кости. В отношении МПД известно немного. Мы только знаем, что вредно для МПД: флексия и ротация позвоночника при компрессии, а также повреждение замыкательных пластинок вследствие осевой компрессии с последующей дегенерацией МПД. Эта информация крайне полезна, поскольку позволяет избежать повреждений и сохранить целостность МПД, но мы до сих пор не знаем, какие физические упражнения могут «укрепить» МПД. Кроме того, данные о скорости обмена в МПД позволяют предположить, что положительная адаптация уже сформированного МПД маловероятна, во всяком случае, в пределах средней продолжительности жизни.

В настоящее время мы полагаемся на данные, получаемые в ходе экспериментов на животных, что даёт нам возможность понять, какой тип нагрузки может быть полезен для МПД человека. Эти данные свидетельствуют, что «анаболическое окно» для МПД существует: динамическая нагрузка 0.2–0.8 МПа, генерирующая внутридисковое давление в пределах 0.3–1.2 МПа с частотой 0.1-1 Гц в течение 8 часов в день. Данные о внутридисковом давлении во время различных видов активности позволят установить, являются ли бег или ходьба полезными для «укрепления» МПД. Например, известно, что «беговые» тренировки грызунов имеют положительное влияние на состояние их МПД. Однако, прямой перенос пороговых значений и протоколов лечения с животных моделей на человека проблематичен, и в настоящее время существует недостаточно данных о положительном влиянии упражнений на состояние МПД у людей. Мы хотим узнать действительно ли существуют положительные эффекты, и что для этого надо делать.

Наша гипотеза состояла в том, что люди, которые регулярно бегают имеют лучшее качество ткани МПД, чем здоровые физически неактивные люди. Мы также предположили, что существует зависимость «доза-эффект». Кроме того, чтобы лучше понять, какие виды физической активности полезны для МПД, мы изучили взаимосвязь между привычной физической активностью, измеренной посредством акселерометрии, и характеристиками МПД. Чтобы уменьшить влияние естественного старения на наши результаты, и учитывая, что формирование МПД все ещё продолжается в третьем десятилетии жизни, мы включили в на наше исследование мужчин и женщин в возрасте 25-35 лет. Также не ясно сколько времени потребуется, прежде чем МПД продемонстрирует признаки адаптации к упражнениям, поэтому мы набирали только людей с пятилетней историей их текущего уровня физической активности: либо никакого спорта (референты), 20-40 км в неделю (джоггеры, от англ. jogging - пробежка, бег трусцой) и 50+ км в неделю (бегуны на длинные дистанции).

Результаты

Бегуны на длинные дистанции и джоггеры имели лучшее состояние МПД (+11.4% и +9.2% соответственно) по сравнению с физически неактивными людьми (оценка осуществлялась посредством МРТ). Это было видно на Th11/Th12 и L5/S1 уровнях. Влияние бега на Т2 время (параметр МРТ) было наиболее выраженным в пульпозном ядре МПД (+11% у джоггеров и +15% у бегунов на длинные дистанции в центральной части пульпозного ядра по сравнению +5% и +6% соответственно в передней части фиброзного кольца и +5% и +9% соответственно в задней части фиброзного кольца). Высота МПД по отношению к высоте тела позвонка (что является показателем гипертрофии) была больше у бегунов на длинные дистанции. Этот эффект был наиболее выражен на уровне поясничных сегментов: L3/L4-L5/S1. Размер мышц поясницы не различался между группами. Эффект бега был одинаково заметен у обоих полов. Группа бегунов на длинные дистанции продемонстрировала большие различия в параметрах МПД по отношению к физически неактивной группе, чем группа джоггеров. Однако, не было выявлено статистически значимой разницы между двумя группами бегунов. Общие уровни физической активности, что измерялось посредством акселерометрии, не были связаны с характеристика МПД. Скорее всего, Т2 время ядра МПД наиболее сильно ассоциировалось с ускорениями в диапазоне 0.44-0.59 среднего отклонения амплитуды. Дополнительные данные акселерометрии, собранные при различных физических нагрузках у десяти человек, показали, что ходьба со скоростью 2 м/с наблюдалась в диапазоне 0.44-0.59 среднего отклонения амплитуды. Ходьба со скоростью 1.5 м/с или медленнее опускалась ниже этого диапазона, а бег со скоростью 2.5 м/с или быстрее и прыжки были выше этого диапазона.

Обсуждение

До того, как в 1990-х годах были проведены первые интервенционные исследования для определения режимов упражнений, ориентированных на улучшение характеристик костей, важным шагом было выявление различий в плотности костной ткани между разными спортивными популяциями. Также эти исследования позволили установить, что упражнения могут приводить к «анаболической» адаптации костей. В этом ключе, настоящее исследование, основанное на результатах предшествующих экспериментов на животных (анализ клеточных и тканевых эксплантатов) даёт первое свидетельство того, что физические упражнения могут положительно влиять на состояние МПД.

Наше главное открытие заключается в том, что бегуны на длинные дистанции и джоггеры имеют лучшие показатели гидратации и содержания гликозаминогликанов, чем физически неактивные люди. Это соответствует результатам экспериментов (усиление анаболических процессов в МПД), проведённых на животных. Этот факт согласуется с идеей существования «анаболического окна» для нагрузки на МПД. Влияние бега на состояние МПД человека наиболее очевидно в пульпозном ядре, где нарастание внутридискового давления вследствие увеличение осевой нагрузки ограничивается фиброзными волокнами.

Помимо композиционных различий были обнаружены признаки гипертрофии МПД у бегунов на длинные дистанции (высота МПД по отношению к телу позвонка была выше у бегунов на длинные дистанции). Это соответствует результатам исследований, проведённых на монозиготных близнецах: МПД немного больше у тех людей, которые были как минимум тяжелее своей пары на 8 кг, что, вероятнее всего, объясняется повышенной нагрузкой на позвоночник. Таким образом, гипертрофия МПД у бегунов может быть адаптацией к привычной физической нагрузке. Подобную картину мы можем наблюдать в мышцах при тренировках, что даёт нам право предположить, что ткани МПД также приспосабливаются к адекватным нагрузкам. В целом, наши результаты подтверждают гипотезу о том, что анаболический ответ возможен в МПД человека с ростом физической нагрузки.

Текущее исследование также даёт некоторые рекомендации, касающиеся того, какие типы нагрузок полезны для МПД. Чтобы понять, какие виды физической активности могут быть драйверами анаболического ответа в МПД, мы изучили с помощью акселерометрии модели физической активности нашего коллектива. Общий уровень физической активности не был связан с положительной адаптацией МПД, скорее с акселерацией в определенном диапазоне. Наибольшее влияние на Т2 время наблюдалось в диапазоне 0.44-0.59 среднего отклонения амплитуды. Это соответствует гипотезе существования «анаболического окна» для МПД человека. Чтобы лучше понять, какие виды деятельности стимулируют акселерацию, мы собрали дополнительные данные. Быстрая ходьба и медленный бег со скоростью 2 м/с попадают в этот диапазон; медленная ходьба оказалась ниже, а быстрый бег и энергозатратные прыжки - выше указанных значений. Это согласуется с имеющимися представлениями о том, что крайне интенсивная нагрузка является пагубной для замыкательной пластинки и МПД. Динамическая нагрузка на МПД равная 0.2-0.8 МПа генерирует внутридисковое давление в пределах 0.3-1.2 МПа, что является оптимальной величиной для МПД. Основываясь на этих данных можно сказать, что ходьба и бег попадают в это «анаболическое окно», чего не скажешь о подъёме груза весом 20 кг. Это соответствует нашим наблюдениям о влиянии физических нагрузок на атлетов. Мы также заметили, что активность в положении сидя не влияет на характеристики МПД. В свете предыдущей работы, результаты нашего исследования свидетельствуют о том, что по сравнению с другой локомоторной деятельностью, быстрая ходьба или медленный бег обеспечивают самый сильный анаболический стимул для адаптации МПД человека.

В то время как группа бегунов на длинные дистанции показала лучшие свойства МПД по сравнению с группой бегунов трусцой, не было найдено статистически значимой разницы между ними. Кроме того, не было никакой связи между характеристиками МПД и физической активностью в диапазоне 0,7-0,9 среднего отклонения амплитуды, где физическая активность, связанная с бегом была наиболее очевидной. Это означает, что эффект потолка для упражнений, ориентированных на «укрепление» МПД, касается величины вертикальной нагрузки. Эффект потолка также характерен для упражнений, ориентированных на мышечную гипертрофию и адаптацию костной ткани. Таким образом, для формирования адаптации МПД не требуется высокая интенсивность бега.

Известно, что дегенеративным изменениям в наибольшей степени подвержены нижние поясничные МПД. Кроме того, считается, что повторяющаяся нагрузка на позвоночник является фактором, способствующим дегенерации МПД. Несмотря на повторяющуюся нагрузку во время бега, в группах испытуемых текущего исследования не было выявлено каких-либо вредных изменений на уровне указанных сегментов. Наоборот, бегуны на длинные дистанции и джоггеры имели признаки лучшей гидратации и содержания гликозаминогликанов в МПД нижнего поясничного отдела позвоночника, чем физически неактивные люди. Причём, доказательства в пользу гипертрофии МПД на фоне привычного бега были наиболее убедительными для нижних поясничных сегментов. Наши данные свидетельствуют, что повторяющаяся осевая нагрузка на позвоночник во время бега здоровых людей является полезной для МПД нижнего поясничного отдела.

Важно рассмотреть некоторые ограничения текущего исследования. Мы провели кросс-секционное исследование в качестве первого шага, чтобы изучить, могут ли определенные виды упражнений быть полезными для МПД человека. Данный дизайн исследования не позволяет полностью исключить другие факторы. Например, мы показали, что размер поясничных мышц был одинаковым во всех группах, и это указывает на то, что мышечная адаптация как таковая не является причиной различий в характеристиках МПД наших популяций. Однако, нельзя исключить другие факторы, такие как разница в питании, гормональном фоне и т.д. Чтобы окончательно определить, какие упражнения приводят к положительной адаптации МПД, необходимы рандомизированные контролируемые испытания упражнений.

Тот факт, что оптимальный уровень и паттерн нагрузки существуют, имеет смысл с точки зрения гомеостаза тканей. Учитывая, что мышечная и костная ткани способны к формированию анаболического ответа, можно ожидать, что условия для МПД не будут сильно отличаться. Наши выводы подтверждают предположение о том, что при соответствующей нагрузке в МПД человека начинают протекать анаболическое процессы, интенсивность которых достаточна для формирования адаптации в пределах нормальной продолжительности жизни.

Доказательство того, что МПД способен адаптироваться к нагрузкам имеет огромное значение для всей системы здравоохранения. Боль в пояснице неизменно представляет собой одну из самых больших издержек развитых стран в связи со снижением дееспособности и производительности, в том числе при увеличении смертности от других заболеваний. Дегенерация МПД и межпозвонковая грыжа являются важными факторами, способствующими возникновению боли в пояснице. Знание того, как МПД может реагировать на определенные виды нагрузок, и понимание, какие типы упражнений являются оптимальными, крайне важно для разработки руководств, ориентированных на профилактику и лечение болей в спине.

Коллеги, обращаем ваше внимание, что 26-27 мая в Москве пройдет семинар Георгия Темичева, посвященный боли в поясничном отделе. Узнать подробнее...

Источник

https://www.nature.com/articles/srep45975?error=cookies_not_supported

23.04.2018

Видео эфира с Евгением Богачёвым и Георгием Темичевым.

Обсуждаемые вопросы:

- как реагировать на хруст/щелчки в плече;
- что вообще означает боль в плече;
- в каких случаях надо делать МРТ, УЗИ;
- как тренироваться с плече-лопаточным периартиром;
- рецидив после операции Бойчев 2, оперироваться ли еще раз;
- парез Эрба;
- оценка типа акромиона;
- стоит ли применять миорелаксанты, чтобы расслабить мышцы плеча;
- какие упражнения стоит делать регулярно, чтобы предотвратить травму плеча, если я занимаюсь тяжелой атлетикой;
- боли, связанные с нестабильностью плеча.

Также мы подготовили онлайн курс, который содержит инструменты и алгоритмы для тренеров и атлетов, как тренировать плечо, чтобы не травмировать его, не допускать усталостных травм или каких-то острых травм, как тренироваться, если заболело плечо, какие подсобные упражнения можно выполнять и зачем. Ссылка на курс: http://evotraining.getcourse.ru/shoulder