Блог по теме «бег»

09.07.2018

Когда дело доходит до мышечных спазмов, то есть два типа спортсменов: те, у кого бывают спазмы и те, которым это ещё предстоит. Спазмы, связанные с физическими упражнениями — это непроизвольные судорожные сокращения скелетных мышц, которые возникают во время или сразу после тренировки. Таким образом, эта формулировка исключает спазмы, возникающие вне контекста физических упражнений.

Для многих из вас мышечные спазмы не является чём-то новым. Эта тема была предметом больших дебатов на протяжении десятилетий. Как нам их предотвратить, остановить их, избавиться от них навсегда? Большинство из нас испытывало легкие и даже изнурительные спазмы в какой-то момент времени, и нет ничего забавного в том, чтобы застрять в середине забега, пытаясь решить, а стоит ли продолжать бежать дальше?

Короче говоря, в спазмах нет ничего хорошего, и, несмотря на все наши попытки, мы не сильно приблизились к пониманию их происхождения. Откуда они берутся? Во всяком случае, наше новое понимание судорог заключается в том, что их этиология сложна и, вероятно, связана с несколькими факторами, которые делают любое лечение или профилактику малоэффективными.

То, что появилось в научном сообществе за последние пять-десять лет, — это четкое движение от первоначальной теории дегидратации/электролитного дисбаланса и смещение фокуса внимания к теории нервно-мышечного контроля. С начала 2000-х годов было проведено множество исследований, которые были посвящены изучению возможной связи между дегидратацией и содержанием электролитов в крои (прежде всего натрия и калия) и выносливостью спортсменов. Не было выявлено никакого существенного различия между спортсменами, страдающими от судорог, и спортсменами, которые с этим не сталкивались.

Кроме того, обезвоживание и дисбаланс электролитов являются системными проблемами и поэтому должны вызывать генерализованные мышечные спазмы, а не локальные судороги. Большинство болезненных эпизодов связано с икроножными мышцами. Однако, если спазмы возникают с двух сторон, в двух икроножных мышцах, или становятся генерализованными, охватывая все тело, они могут быть связаны с обезвоживанием или серьезным заболеванием. Это означает, что мы не должны полностью игнорировать дегидратацию и дисбаланс электролитов, поскольку эти составляющие являются одними из множества факторов, а не единственной причиной.

Детали многих исследований были подробно освещены в 2013 году в статье Joe Uhan’s, опубликованной в журнале iRunFar. Эти исследования внезапно открыли дверь к новым теориям и возможностям. Главной среди них была теория нервно-мышечного контроля, согласно которой причина спазмов кроется в особенностях взаимодействия центральной нервной системы и скелетной мускулатуры, а точнее в чрезмерном возбуждении альфа-мотонейронов спинного мозга (активизация этих клеток вызывает сокращение мышц). Среди множества факторов, участвующих в патогенезе судорог, также имеют значение неадекватная подготовка, акклиматизация, повреждение мышц, предшествующие травмы и некоторые лекарства (альбутерол, конъюгированные эстрогены и статины). В принципе, эти факторы объясняют, почему судороги чаще возникают в жару, когда мышцы устают раньше при той же нагрузке, и почему спортсмены, у которых ранее уже были спазмы в мышцах, скорее всего будут страдать от них в будущем.

Итак, что мы делаем при возникновении мышечных спазмов?

Существует две методологии лечения судорог скелетных мышц, которые возникли на основе теории нервно-мышечного контроля. Это воздействие на сухожильный орган Гольджи и активизация транзиторных рецепторных потенциальных каналов.

Расположенный в скелетных мышцах сухожильный орган Гольджи являются нашим собственным встроенным средством против судорог. Важно понимать, что мышечное сокращение является довольно сложно скоординированным процессом, представляющим собой взаимодействие нервной системы и скелетной мускулатуры. Если все работает должным образом, то мышцы работают в режиме сокращение-расслабление. То есть при срабатывании рецепторов растяжения альфа-мотонейроны дают команду мышечным волокнам сократиться. В тоже время рецепторы сухожильного органа Гольджи ингибируют мышечные волокна, что позволяет мышце расслабиться. Если в мышцах накапливается усталость, то рецепторы растяжения будут активизироваться постоянно, заставляя мышечные волокна все время сокращаться, в тоже время активность органа Гольджи будет снижаться. Когда это происходит, мы получаем перевозбужденные альфа-мотонейроны, которые и являются причиной болезненного сокращения мышц или судорог.

Мышцы, которые наиболее подвержены возникновению спазмов — это мышцы которые сокращаются в укорочённом положении. Особенно это касается мышц, которые пересекают два сустава: полусухожильная мышца, полуперепончатая мышца, двуглавая мышца бёдра, прямая мышца бедра и икроножная мышца. Судороги не ограничиваются двусоставными мышцами нижних конечностей, но это наиболее частая локализация, о которой говорят сами бегуны. Когда мышцы сокращаются в укорочённой позиции или в маленьком диапазоне движения, аппарат Гольджи генерирует меньшую ингибицию, чем это должно быть в норме из-за изменённого напряжения мышцы. Это может усугубляться, если у вас есть травмы или мышечный дисбаланс, которые уменьшают амплитуду движения. Дайте вашим мышцам возможность удлиниться, будь то увеличение длины шага или пассивная растяжка мышцы, что будет активизировать аппарат Гольджи и, тем самым, ингибировать альфа-мотонейроны и расслаблять мышцы.

В 2010 году Kevin Miller и соавт. провели исследование, сейчас известное как «Pickle Juice Study». На протяжении десятилетий для лечения судорог, связанных с физической активностью, спортивные тренеры рекомендовали своим подопечным рассол, яблочный уксус или горчицу. Однако, доказательств почему именно эти продукты должны препятствовать появлению спазмов не было. Просто было предположение, что натрий, содержащийся в рассоле, нормализует электролитный баланс у людей, страдающих от мышечных спазмов. Интересно, что даже небольшого количества рассола (30-60 мл) достаточно для прекращения судорог, которые исчезают уже через 30-35 секунд. Это очень быстро, если не сказать молниеносно, поскольку изменение электролитного состава крови требует гораздо большего времени. С помощью электростимуляции Miller с коллегами вызывали судороги у гидратированных испытуемых. Затем давали им либо рассол, либо деионизированную воду. Рассол резко сокращал продолжительность судорог по сравнению с деионизированной водой. Хотя они и не понимали, какой ингредиент рассола устранял судороги так быстро (вероятно, уксусная кислота), исследователи пришли к выводу, что при проглатывании жидкости с рецепторов рта, глотки и пищевода вызывается рефлекс, который снижает активность альфа-мотонейронов в спазмированных мышцах. Вывод из этого исследования вывел изучение мышечных спазмов, связанных с физической активностью на новый уровень, и привёл к появлению на рынке новых продуктов.

Идея, что ингредиенты, содержащиеся в рассоле, стимулируют транзиторные рецепторные потенциальные каналы (TRP-каналы) быстро прижилась в научном сообществе. TRP-каналы — это ионные каналы, которые преобразуют химические или механические раздражители в электрические сигналы, что позволяет опосредовать множество различных ощущений, таких как боль, давление, чувство горячего или холодного. Я впервые узнал о TRP-каналах в аспирантуре на курсе по термофизиологии, там мы изучали то, как тело воспринимает различные температуры. Многие из этих TRP-каналов могут активизироваться молекулами, находящимися в специях, такими как капсаицин (перец Чили), ментол (часть мяты), коричный альдегид (часть корицы), имбирь (часть корня имбиря) и аллилизотиоцианат (входит в состав горчицы). Исследователи стали особенно заинтересованы в каналах TRPA1 и TRPV1, поскольку они находятся в слизистых оболочках ротоглотки, пищевода и желудка.

Сильные сенсорные стимулы (агонистом может являться тот же капсаицин), активируют эти TRP-каналы и снижают активность альфа-мотонейронов, что в свою очередь уменьшает или предотвращает судороги. Возможны два сценария: (1) прием агониста TRP-канала повышает порог его возбудимости и, тем самым, препятствует возникновению спазмов, (2) прием агониста TRP-канала в начале приступа «отключает электричество» и нормализует работу мышечных веретен и рецепторов Гольджи, что уменьшает возбудимость альфа-мотонейронов.

На рынке существует несколько продуктов (ACV Cramp Cure, Caleb Treeze Organic Farm Leg и Foot Cramps Liquid), разработанных на основе данной теории. В их состав входят вещества, являющиеся агонистами TRP-рецепторов: яблочный уксус, чеснок и имбирь. Популярностью также пользуется препарат HotShot, который содержит капсицин, имбирь и корицу. По состоянию на 2017 год было проведено несколько исследований, посвящённых агонистам TRP-каналов и судорог, ассоциированных с физической активностью. Тем не менее, предстоит ещё много работы, поскольку два из трёх исследований по TRP-каналам и мышечным спазмам были сделаны создателями препарата HotShot, т.е. компанией Flex Pharma.

В обоих исследованиях испытуемые перорально получали смесь агонистов TRP-каналов, затем специалисты провоцировали возникновение судорог в мышцах — либо посредством электростимуляции, либо за счёт максимальных изометрических мышечных сокращений длительностью от 5 до 90 секунд. В исследованиях оценивалось время до начала судороги, время до ее ослабления и интенсивность судорог в мелких мышцах стопы. Было обнаружено, что использование агонистов TRP-каналов увеличивает время до момента возникновения спазмов в скелетных мышцах, при этом время самого судорожного эпизода сокращается. Кроме того, было подсчитано, что интенсивность судорог уменьшилась в три раза, а эффект повышения порога судорожной активности сохранялся в течение 6-8 часов после приема препарата (порог судорожной активности — это минимальная величина электростимуляции, которая может спровоцировать мышечный спазм, что обратно пропорционально устойчивости человека к судорогам).

В недавнем исследовании, проведённом также с использованием запатентованной смеси HotShot, ученые вызывали судороги посредством электростимуляции после перорального приёма TRP-агонистов, но вместо того, чтобы сосредоточиться на стопе, они выбрали другую цель - медиальную головку икроножной мышцы. Как и в предыдущих исследованиях, они смогли вызвать более быстрое исчезновение судорог и снизить их интенсивность, но не смогли сохранить этот эффект в течении такого же длительного времени. Они обнаружили, что наибольшее увеличение порога судорожной активности сохранялось только в течение 15 минут после приёма препарата.

Что все это означает? Это значит, у нас есть возможность активизировать TRP-каналы и, тем самым, подавлять альфа-мотонейроны, ответственные за возникновение мышечного спазма. Вместе с тем, мы не знаем наверняка, могут ли эти же TRP-агонисты оказывать превентивное действие на альфа-мотонейроны и оберегать нас от судорог. Я бы добавил, что в настоящее время необходимо провести больше исследований, посвящённых препаратам, содержащим агонисты TRP-каналов, такие как горчица, яблочный уксус, ментол и т.д. Мы находимся только на начальных этапах понимания сложностей TRP-каналов, электрической составляющей судорог и их физиологических особенностей.

Чтобы закончить, добавлю лишь только, что наше тело очень сложно устроено, и мы далеко не все знаем. Очевидно, что мышечные спазмы включают сложный набор переменных, и идея о том, что существует какая-то одна стратегия лечения или профилактики является просто абсурдной.

Резюме:

1. Головной мозг невероятно мощный, и эффект плацебо может оказывать очень сильное влияние на симптомы и производительность организма в целом, но надежность таких методик остаётся недоказанной.
2. Мы не должны полностью списывать гидратацию и потребление электролитов, даже если нет надёжных доказательств в поддержку этой практики, поскольку по-настоящему эффективной стратегии для предотвращения возникновения судорог не существует. Обезвоживание и электролитный дисбаланс могут усугублять состояние мышц.
3. Тренируйтесь специально для того мероприятия, к которому вы готовитесь. Считается, что если ваша тренировочная программа не соответствует требованиям, предъявляемым к мышцам на соревнованиях, то вы подвержены возникновению мышечных спазмов.
4. Работайте над формой, подвижностью и амплитудой движения. Сосредоточитесь на манипулировании длиной шага, чтобы поддержать адекватное сгибание и разгибание коленей и бёдер.
5. Сделайте мобильность частью своей стратегии в фитнесе и забегах. Устраните дисбаланс собственного тела с помощью растяжки, физиотерапии, йоги и массажа.
6. Питайтесь адекватно. Истощение запасов гликогена и недостаточное количество энергии для работающих мышц могут привести к преждевременной мышечной усталости и увеличить риск судорог.
7. Научитесь распознавать предсудорожное состояние вашего тела и реагировать соответствующим образом. Замедление или остановка для растяжки мышц могут уберечь вас от возникновения судорог.
8. Также как вы практикуете свой план гидратации и питания перед гонкой, подумайте о том, что проработать свой протокол по предотвращению мышечных спазмов - поэкспериментируйте с различными агонистами TRP-каналов.
9. Проанализируйте сценарии тренировок или забегов, которые могли поставить вас на колени. Какие факторы привели к чрезмерной усталости? Лично для меня это была работа по изменению биомеханики и мышечного дисбаланса.

Друзья, 20-22 июля в Москве пройдет семинар Георгия Темичева "Нижние конечности: диагностика и терапия, анализ ходьбы и бега". Узнать подробнее...

Источник:

Corrine Malcolm. Holy Cramp! The Science Of Exercise-Associated Cramping.

23.04.2018

В настоящее время нет доказательств того, что межпозвонковые диски (МПД) могут положительно реагировать на физические упражнения. Некоторые авторы утверждают, что метаболизм МПД меняется настолько медленно, что для их восстановления не хватит средней продолжительности жизни. В этой статье мы покажем, что постоянные беговые нагрузки у мужчин и женщин приводят к гипертрофии и изменению состава МПД (усиливается гидратация и содержание протеогликанов). Более того, с помощью количественной оценки физической активности мы нашли, что акселерация при быстрой ходьбе и медленном беге (2м/с) (исключая выполнение энергозатратных задач, медленную ходьбу и статические положения) коррелирует с положительными характеристиками МПД. Эти результаты являются доказательством того, что упражнения могут быть полезны для МПД и позвоночника в целом. Мы считаем, что наши заключения станут отправной точкой для оптимизации протоколов упражнений, ориентированных на улучшение состояния МПД.

Введение

В последние годы были получены доказательства того, какие протоколы ведения пациентов являются полезными для кости. В отношении МПД известно немного. Мы только знаем, что вредно для МПД: флексия и ротация позвоночника при компрессии, а также повреждение замыкательных пластинок вследствие осевой компрессии с последующей дегенерацией МПД. Эта информация крайне полезна, поскольку позволяет избежать повреждений и сохранить целостность МПД, но мы до сих пор не знаем, какие физические упражнения могут «укрепить» МПД. Кроме того, данные о скорости обмена в МПД позволяют предположить, что положительная адаптация уже сформированного МПД маловероятна, во всяком случае, в пределах средней продолжительности жизни.

В настоящее время мы полагаемся на данные, получаемые в ходе экспериментов на животных, что даёт нам возможность понять, какой тип нагрузки может быть полезен для МПД человека. Эти данные свидетельствуют, что «анаболическое окно» для МПД существует: динамическая нагрузка 0.2–0.8 МПа, генерирующая внутридисковое давление в пределах 0.3–1.2 МПа с частотой 0.1-1 Гц в течение 8 часов в день. Данные о внутридисковом давлении во время различных видов активности позволят установить, являются ли бег или ходьба полезными для «укрепления» МПД. Например, известно, что «беговые» тренировки грызунов имеют положительное влияние на состояние их МПД. Однако, прямой перенос пороговых значений и протоколов лечения с животных моделей на человека проблематичен, и в настоящее время существует недостаточно данных о положительном влиянии упражнений на состояние МПД у людей. Мы хотим узнать действительно ли существуют положительные эффекты, и что для этого надо делать.

Наша гипотеза состояла в том, что люди, которые регулярно бегают имеют лучшее качество ткани МПД, чем здоровые физически неактивные люди. Мы также предположили, что существует зависимость «доза-эффект». Кроме того, чтобы лучше понять, какие виды физической активности полезны для МПД, мы изучили взаимосвязь между привычной физической активностью, измеренной посредством акселерометрии, и характеристиками МПД. Чтобы уменьшить влияние естественного старения на наши результаты, и учитывая, что формирование МПД все ещё продолжается в третьем десятилетии жизни, мы включили в на наше исследование мужчин и женщин в возрасте 25-35 лет. Также не ясно сколько времени потребуется, прежде чем МПД продемонстрирует признаки адаптации к упражнениям, поэтому мы набирали только людей с пятилетней историей их текущего уровня физической активности: либо никакого спорта (референты), 20-40 км в неделю (джоггеры, от англ. jogging - пробежка, бег трусцой) и 50+ км в неделю (бегуны на длинные дистанции).

Результаты

Бегуны на длинные дистанции и джоггеры имели лучшее состояние МПД (+11.4% и +9.2% соответственно) по сравнению с физически неактивными людьми (оценка осуществлялась посредством МРТ). Это было видно на Th11/Th12 и L5/S1 уровнях. Влияние бега на Т2 время (параметр МРТ) было наиболее выраженным в пульпозном ядре МПД (+11% у джоггеров и +15% у бегунов на длинные дистанции в центральной части пульпозного ядра по сравнению +5% и +6% соответственно в передней части фиброзного кольца и +5% и +9% соответственно в задней части фиброзного кольца). Высота МПД по отношению к высоте тела позвонка (что является показателем гипертрофии) была больше у бегунов на длинные дистанции. Этот эффект был наиболее выражен на уровне поясничных сегментов: L3/L4-L5/S1. Размер мышц поясницы не различался между группами. Эффект бега был одинаково заметен у обоих полов. Группа бегунов на длинные дистанции продемонстрировала большие различия в параметрах МПД по отношению к физически неактивной группе, чем группа джоггеров. Однако, не было выявлено статистически значимой разницы между двумя группами бегунов. Общие уровни физической активности, что измерялось посредством акселерометрии, не были связаны с характеристика МПД. Скорее всего, Т2 время ядра МПД наиболее сильно ассоциировалось с ускорениями в диапазоне 0.44-0.59 среднего отклонения амплитуды. Дополнительные данные акселерометрии, собранные при различных физических нагрузках у десяти человек, показали, что ходьба со скоростью 2 м/с наблюдалась в диапазоне 0.44-0.59 среднего отклонения амплитуды. Ходьба со скоростью 1.5 м/с или медленнее опускалась ниже этого диапазона, а бег со скоростью 2.5 м/с или быстрее и прыжки были выше этого диапазона.

Обсуждение

До того, как в 1990-х годах были проведены первые интервенционные исследования для определения режимов упражнений, ориентированных на улучшение характеристик костей, важным шагом было выявление различий в плотности костной ткани между разными спортивными популяциями. Также эти исследования позволили установить, что упражнения могут приводить к «анаболической» адаптации костей. В этом ключе, настоящее исследование, основанное на результатах предшествующих экспериментов на животных (анализ клеточных и тканевых эксплантатов) даёт первое свидетельство того, что физические упражнения могут положительно влиять на состояние МПД.

Наше главное открытие заключается в том, что бегуны на длинные дистанции и джоггеры имеют лучшие показатели гидратации и содержания гликозаминогликанов, чем физически неактивные люди. Это соответствует результатам экспериментов (усиление анаболических процессов в МПД), проведённых на животных. Этот факт согласуется с идеей существования «анаболического окна» для нагрузки на МПД. Влияние бега на состояние МПД человека наиболее очевидно в пульпозном ядре, где нарастание внутридискового давления вследствие увеличение осевой нагрузки ограничивается фиброзными волокнами.

Помимо композиционных различий были обнаружены признаки гипертрофии МПД у бегунов на длинные дистанции (высота МПД по отношению к телу позвонка была выше у бегунов на длинные дистанции). Это соответствует результатам исследований, проведённых на монозиготных близнецах: МПД немного больше у тех людей, которые были как минимум тяжелее своей пары на 8 кг, что, вероятнее всего, объясняется повышенной нагрузкой на позвоночник. Таким образом, гипертрофия МПД у бегунов может быть адаптацией к привычной физической нагрузке. Подобную картину мы можем наблюдать в мышцах при тренировках, что даёт нам право предположить, что ткани МПД также приспосабливаются к адекватным нагрузкам. В целом, наши результаты подтверждают гипотезу о том, что анаболический ответ возможен в МПД человека с ростом физической нагрузки.

Текущее исследование также даёт некоторые рекомендации, касающиеся того, какие типы нагрузок полезны для МПД. Чтобы понять, какие виды физической активности могут быть драйверами анаболического ответа в МПД, мы изучили с помощью акселерометрии модели физической активности нашего коллектива. Общий уровень физической активности не был связан с положительной адаптацией МПД, скорее с акселерацией в определенном диапазоне. Наибольшее влияние на Т2 время наблюдалось в диапазоне 0.44-0.59 среднего отклонения амплитуды. Это соответствует гипотезе существования «анаболического окна» для МПД человека. Чтобы лучше понять, какие виды деятельности стимулируют акселерацию, мы собрали дополнительные данные. Быстрая ходьба и медленный бег со скоростью 2 м/с попадают в этот диапазон; медленная ходьба оказалась ниже, а быстрый бег и энергозатратные прыжки - выше указанных значений. Это согласуется с имеющимися представлениями о том, что крайне интенсивная нагрузка является пагубной для замыкательной пластинки и МПД. Динамическая нагрузка на МПД равная 0.2-0.8 МПа генерирует внутридисковое давление в пределах 0.3-1.2 МПа, что является оптимальной величиной для МПД. Основываясь на этих данных можно сказать, что ходьба и бег попадают в это «анаболическое окно», чего не скажешь о подъёме груза весом 20 кг. Это соответствует нашим наблюдениям о влиянии физических нагрузок на атлетов. Мы также заметили, что активность в положении сидя не влияет на характеристики МПД. В свете предыдущей работы, результаты нашего исследования свидетельствуют о том, что по сравнению с другой локомоторной деятельностью, быстрая ходьба или медленный бег обеспечивают самый сильный анаболический стимул для адаптации МПД человека.

В то время как группа бегунов на длинные дистанции показала лучшие свойства МПД по сравнению с группой бегунов трусцой, не было найдено статистически значимой разницы между ними. Кроме того, не было никакой связи между характеристиками МПД и физической активностью в диапазоне 0,7-0,9 среднего отклонения амплитуды, где физическая активность, связанная с бегом была наиболее очевидной. Это означает, что эффект потолка для упражнений, ориентированных на «укрепление» МПД, касается величины вертикальной нагрузки. Эффект потолка также характерен для упражнений, ориентированных на мышечную гипертрофию и адаптацию костной ткани. Таким образом, для формирования адаптации МПД не требуется высокая интенсивность бега.

Известно, что дегенеративным изменениям в наибольшей степени подвержены нижние поясничные МПД. Кроме того, считается, что повторяющаяся нагрузка на позвоночник является фактором, способствующим дегенерации МПД. Несмотря на повторяющуюся нагрузку во время бега, в группах испытуемых текущего исследования не было выявлено каких-либо вредных изменений на уровне указанных сегментов. Наоборот, бегуны на длинные дистанции и джоггеры имели признаки лучшей гидратации и содержания гликозаминогликанов в МПД нижнего поясничного отдела позвоночника, чем физически неактивные люди. Причём, доказательства в пользу гипертрофии МПД на фоне привычного бега были наиболее убедительными для нижних поясничных сегментов. Наши данные свидетельствуют, что повторяющаяся осевая нагрузка на позвоночник во время бега здоровых людей является полезной для МПД нижнего поясничного отдела.

Важно рассмотреть некоторые ограничения текущего исследования. Мы провели кросс-секционное исследование в качестве первого шага, чтобы изучить, могут ли определенные виды упражнений быть полезными для МПД человека. Данный дизайн исследования не позволяет полностью исключить другие факторы. Например, мы показали, что размер поясничных мышц был одинаковым во всех группах, и это указывает на то, что мышечная адаптация как таковая не является причиной различий в характеристиках МПД наших популяций. Однако, нельзя исключить другие факторы, такие как разница в питании, гормональном фоне и т.д. Чтобы окончательно определить, какие упражнения приводят к положительной адаптации МПД, необходимы рандомизированные контролируемые испытания упражнений.

Тот факт, что оптимальный уровень и паттерн нагрузки существуют, имеет смысл с точки зрения гомеостаза тканей. Учитывая, что мышечная и костная ткани способны к формированию анаболического ответа, можно ожидать, что условия для МПД не будут сильно отличаться. Наши выводы подтверждают предположение о том, что при соответствующей нагрузке в МПД человека начинают протекать анаболическое процессы, интенсивность которых достаточна для формирования адаптации в пределах нормальной продолжительности жизни.

Доказательство того, что МПД способен адаптироваться к нагрузкам имеет огромное значение для всей системы здравоохранения. Боль в пояснице неизменно представляет собой одну из самых больших издержек развитых стран в связи со снижением дееспособности и производительности, в том числе при увеличении смертности от других заболеваний. Дегенерация МПД и межпозвонковая грыжа являются важными факторами, способствующими возникновению боли в пояснице. Знание того, как МПД может реагировать на определенные виды нагрузок, и понимание, какие типы упражнений являются оптимальными, крайне важно для разработки руководств, ориентированных на профилактику и лечение болей в спине.

Коллеги, обращаем ваше внимание, что 26-27 мая в Москве пройдет семинар Георгия Темичева, посвященный боли в поясничном отделе. Узнать подробнее...

Источник

https://www.nature.com/articles/srep45975?error=cookies_not_supported

14.07.2017

В новом обзоре, проведенном институтом Кохрейна, говорится, что лечебная физкультура при пателло-феморальном болевом синдроме приводит к значительному снижению боли и увеличению уровня функциональной активности. Также она улучшает прогноз в долгосрочной перспективе.