Изолированные сокращения мышц: разве так мы учились двигаться?

Эта короткая заметка была написана под впечатлением от прогулки с моим маленьким сыном (не претендую на научность, это просто мысли). Он развивается очень быстро, и за этим крайне интересно наблюдать! Сейчас ему 6 месяцев, и две самые значимые области, в которых я вижу его развитие, - это движение и речь. Это заставило меня задуматься о том, как мы пытаемся исправлять проблемы людей, обучая их двигаться лучше.

Очень часто мы слышим о том, что проблемы с движением возникают из-за неправильного включения мышц: не в том месте, не вовремя или не с той интенсивностью. Мы кладём людей на пол и просим их делать странные и неестественные упражнения, которые они никогда не делали раньше. Для чего? Чтобы включить мышцы. Это словосочетание является одним из самых популярных запросов в гугле, когда я просматриваю статистику своего сайта. Это заставило меня задуматься, разве так мы учились двигаться?

Ну, не совсем так. Упражнения, включающие мышцы, очень специфичны. Одна вещь (она касается и речи, и движения), которую я заметил, наблюдая за своим маленьким сыном, - это неспецифичность. Сейчас он учится простым действиям: воспроизводить звуки и «общие» движения, из которых потом будет строить слова и более сложные движения. Сейчас он формирует свой «словарный запас движений», который будет хранить всю жизнь и, в случае необходимости, обращаться к нему, чтобы улучшить свой способ двигаться.

Мы не можем изолировать мышцы, но мы можем изолировать движение. Например, отведение бедра - движение, которое возможно благодаря скоординированному сокращению мышц, располагающихся вокруг сустава. Я никогда не видел, чтобы это делал мой сын. Он никогда не ложился на бок, чтобы осуществлять отведение бедра. Он никогда не делал ягодичный мостик, чтобы включить ягодичные мышцы. Он никогда не садился на корточки, и, тем более, не пытался двигаться в стороны в этом положении. Он, может быть, исключение, но я не уверен, что видел, как другие дети делают это.

Вопрос: если мы никогда не учились так двигаться, то почему сейчас делаем это? Мой сын формирует свой «словарный запас движений» в процессе взаимодействия с миром, т.е. выполняя соответствующие функциональные задачи, что пригодится ему в будущем. Сейчас он учится переворачиваться, потом научится ползать, ходить и бегать. Он приседает, используя миллион способов. Он учится подталкивать себя и подниматься, и все это происходит в различных вариациях! Я вижу как развивается его мелкая моторика, когда он возится с задачами, которые мы найдём простыми для выполнения. Медленно эти движения улучшаются и становятся более сложными, быстрыми и менее продуманными. Насколько это соотносится с тем, что мы пытаемся исправить движение с помощью идеальной, надуманной, нефункциональной и изолированной активации мышц? Не особо...

Дети учатся, играя и исследуя различные варианты. Наш мозг любит новые движения, особенно когда наш «словарный запас движения» уменьшается из-за стереотипности повседневной жизни. Все это создаёт нейропластические изменения в мозге, которые он будет продолжать развивать на нейрональном уровне до конца своей жизни. Нейроны, которые включаются вместе, функционально объединяются. Чем меньше нейронов задействуется в осуществлении двигательного паттерна, тем меньше активируется ассоциативных связей. Пытаясь изолировать мышцы (правильнее говорить движения), мы создаём несвязанные двигательные паттерны.

Если у нас возникают проблемы с движением, то это не из-за отсутствия конкретного движения, а потому, что мы потеряли свой «словарь движений», который появился у нас в начале жизни. Наши возможности ограничиваются тем, что мы рутинно делаем каждый день. Сидение на месте, надуманная и жесткая тренировка, специфические упражнения для активации мышц. Мы не исследуем наш потенциал через игру и разнообразные варианты, которые были свойственны нам в детстве.

Нейропластические изменения не всегда положительные. Есть такая поговорка: «То, что не используется, исчезает». Это могут быть нейронные связи, ответственные за нашу способность двигаться так, как мы могли, когда были детьми, и исследовали границы нашего движения гораздо больше. На самом деле, мы учимся на ошибках. Это биологическая необходимость, через которую мы все проходим в процессе обучения. Изучение новых движений - это то, что мы перестаём делать, когда становимся старше и застреваем в своих двигательных стереотипах. Мы думаем, что если мы не в идеальной форме, то не стоит делать упражнения. Подумайте об увлечении любым видом спорта: поначалу мы двигаемся довольно плохо, но упорно продолжаем. Мы не «активируем» идеальную двигательную схему. Тем не менее, мы начинаем «плохими», но становимся лучше по мере того, как осваиваем связанные движения.

То, что мы стали умными, является для нас благом? Наши знания анатомии довольно обширны. Мы изучали трупы и создавали большие книги с чудесными иллюстрациями, которые визуализируют точное положение и функцию всех мышц. Это само по себе является большим достижением человека. Мы имеем клиническую практику и научные исследования, обосновывающие то, что мы делаем. Однако, мы упустили один важный момент. Если мы не будем принимать во внимание то, как мы учимся двигаться, чтобы руководствоваться этим в будущем, то эволюция потерпела неудачу. Природа предусмотрела все варианты. У неё были миллиарды лет для разработки лучших способов функционирования человека. Кажется, мы стали чрезмерно погружаться в детали нашего тела, вместо того, чтобы целиком охватить его многогранную способность к движению в трехмерной среде. Оглянитесь назад, когда большинство из нас двигалось лучше, не испытывая скованности и боли. Это не значит, что мы должны приседать как младенцы. Просто оглянитесь назад, на тот период обучения движению, который сформировал основу нашей манеры двигаться. Посмотрите, как мы делаем это сейчас!

Автор: Бен Кормак (Ben Cormac), владелец и руководитель образовательной компании «Cor-Cinetic».

Коллеги, обращаем ваше внимание, что 19-20 мая в Москве пройдет семинар Михаила Сорокина "Контактный фитнес 1.0". Узнать подробнее...