Блог

16.04.2018

Эффективность мануальной терапии и упражнений при боли в пояснице у подростков: рандомизированное исследование (2018).

Боль в пояснице у подростков является распространённым явлением, но качественных исследований на эту тему практически нет. Мы провели многоцентровое рандомизированное исследование, целью которого было сравнить две программы лечения, проводившихся в течение 12 недель: (1) упражнения и (2) упражнения в комбинации с мануальной терапией.

В исследовании участвовало 185 подростков в возрасте 12-18 лет, страдающих от хронической боли в пояснице. Интенсивность болевого синдрома оценивалась через 12, 26 и 52 недели. Также оценивались степень недееспособности, качество жизни, необходимость использования анальгетиков, улучшение состояния (удовлетворенность) пациентов и лиц, осуществляющих уход. Результаты анализировались с помощью линейных моделей со смешанными эффектами. Кроме того, в течение года проводилось омнибусное тестирование.

Из 185 зарегистрированных пациентов 179 (97%) предоставили данные к 12 неделе и 174 (94%) к 26 и 52 неделям. Добавление мануальной терапии к упражнениям привело к значительному снижению интенсивности болевого синдрома в течение одного года (P=0.007). Разница между группами по интенсивности болевого синдрома (использовалась десятибалльная шкала) была небольшой в конце лечения (стандартное отклонение =0.5; P=0.08), но становилась значительно больше к 26 (стандартное отклонение =1.1; P=0.001) и 56 (стандартное отклонение =0.8; P=0.009) неделям. К 26 неделе группа «мануальная терапия и упражнения» показала лучшие результаты (степень недееспособности (P=0.04) и улучшение состояния пациентов и лиц, осуществляющих уход (P=0.02)) по сравнению группой «упражнения». Также группа «мануальная терапия и упражнения» сообщила о значительно большей удовлетворенности лечением на всех этапах исследования (P≤0.02). Более того, не было выявлено никаких серьезных побочных явлений, связанных с лечением.

Для подростков, страдающих от хронической боли в пояснице, программа, включающая мануальную терапию в комбинации с физическими упражнениями, является более эффективной, чем программа, содержащая только одни упражнения (в течение одного года), с наибольшими различиями, происходящими в течение шести месяцев. Эти выводы заслуживают распространения и оценки экономической эффективности.

Коллеги, обращаем ваше внимание, что 26-27 мая в Москве пройдет семинар Георгия Темичева, посвященный боли в поясничном отделе. Узнать подробнее...

Источник

https://www.ncbi.nlm.nih.gov/m/pubmed/29596158/

11.04.2018

Эффективность PNF/ПНФ в реабилитации постинсультных пациентов для улучшения повседневной активности и качества жизни: систематический обзор и протокол метаанализа.

Аннотация

Введение

Проприоцептивная нейромышечная фасилитация (PNF/ПНФ) — это широко используемая концепция, однако её эффективность в реабилитации после инсульта ещё не совсем доказана. Целью данного систематического обзора является выявление, оценка и синтез потенциальных преимуществ использования концепции ПНФ для увеличения повседневной активности и улучшения качества жизни пациентов, перенёсших инсульт.

Методы и анализ

Будет проведен анализ таких источников как MEDLINE, Embase, CENTRAL и PEDro. Мы включим рандомизированные и квази-рандомизированные контролируемые исследования техник ПНФ, применявшихся в реабилитации пациентов, перенёсших инсульт до апреля 2017 года. Два автора обзора будут самостоятельно отбирать соответствующие исследования и извлекать данные, руководствуясь Кохрейновскими рекомендациями по систематическим обзорам вмешательств и предпочтительными вопросами, освещаемыми при подготовке систематических обзоров и мета-анализов (PRISMA-P). Методологическое качество будет оцениваться по шкале PEDro. Наконец, с разрешенными числовыми данными мы проведем метаанализ.

Этика и распространение информации

Результаты будут опубликованы в рецензируемом научном журнале. Этот систематический обзор направлен на изучение воздействия ПНФ (нейрофизиологический подход) с целью уточнения его эффективности для увеличения повседневной активности и улучшения качества жизни пациентов, перенёсших инсульт.

Введение

Каждый год растёт количество людей, перенёсших инсульт, и связанных с этим смертей, а также лет жизни, откорректированных на инвалидность, хотя в целом, смертность от инсульта снизилась за последние два десятилетия. Двигательные и чувствительные нарушения, вызванные инсультом, часто влияют на мобильность пациентов, ограничивая их повседневную активность и социальные взаимодействия, снижая таким образом их шансы восстановить свою профессиональную жизнь. Нарушение двигательной функции наряду с другими факторами (например, социальными или личными) может определять уровень качества жизни.

Долгое время использовались разные концепции, которые позволяли описать качество жизни пациентов, перенёсших инсульт. Отсутствие четкого определения качества жизни означает, что большинство исходов были оценены посредством стандартизированных опросников. В большинстве случаев, эти анкеты не затрагивают важные сферы жизни пациентов, поэтому их результаты трудно интерпретировать.

Dijkers разделил термин «качество жизни» на три составляющих: качество жизни как субъективное благополучие, как достижение и как полезность. Качество жизни как субъективное благополучие — это сумма когнитивных и эмоциональных реакций, которые испытывают люди, когда сравнивают то, что они имеют и делают в жизни со своими стремлениями, потребностями и ожиданиями. Качество жизни как достижение относится к имущественным и социальным достижением, что может оцениваться другими людьми.

В области медицинской реабилитации показатели качества жизни обычно определяются состоянием здоровья или квалифицируются термином «качество жизни, связанное со здоровьем». Качество жизни, связанное со здоровьем, определяется значением, зависящим от продолжительности жизни при имеющихся в организме нарушениях, его функциональном состоянии, восприятии и социальных факторах, на которые влияют болезни, травмы, лечение или политика. По мнению Dijkers, некоторые исследователи основываются на общем определении здоровья ВОЗ, а могут и добавить к этому различные показатели социального здоровья, такие как взаимодействие с другими и социальное функционирование.

Наконец, качество жизни как полезность — это достижения и статусы, которые оцениваются с точки зрения общественных норм и стандартов, определяющих ценность жизни.

Эффективная реабилитация обращается к компонентам, закодированным в международной классификации функционирования (МКФ): нарушение структуры и функции организма, ограничение активности и участия, а также контекстные и личностные факторы. Взаимосвязь между тремя областями МКФ очевидна: нарушения влияют на активность, а активность сказывается на участии. Функциональность и повседневная активность играют специфическую роль, определяя качество жизни пациентов, перенёсших инсульт. В процессе восстановления и в зависимости от степени инвалидности, важно оказывать влияние на эти переменные на протяжении всего реабилитационного лечения, принимая во внимание тот факт, что это переменные, которые меняются с течением времени. Большое внимание в реабилитации после инсульта уделяется восстановлению нарушенных движений и связанных с ними функций. По словам Jørgensen, существует корреляция между двигательными нарушениями и ограничениями активности; например, сила нижних конечностей (нарушение) связана с независимостью при ходьбе (уровень активности). Для того, чтобы улучшить эффективность нервно-мышечной системы в координации движения и функции, существует множество различных подходов. Однако, ни один из методов не является более (или менее) эффективным с точки зрения улучшения независимости в повседневной активности или двигательной функции.

Проприоцептивная нейромышечная фасилитация широко используется в реабилитационной практике. Данный подход существует с конца 1930-х и 40-х годов, когда невролог Herman Kabat и физиотерапевт Margaret Knott начали использовать проприоцептивные техники для лечения молодых людей с церебральным параличом и другими неврологическими заболеваниями. Основная цель данной методики — это достижение наивысшего функционального уровня. ПНФ задействует проприоцептивную систему тела для того, чтобы облегчить или заблокировать сокращение мышц. Аббревиатура ПНФ расшифровывается как проприоцептивная (основанная на функции сенсорной системы, предоставляющей информацию о движении и положении тела пространстве) нейромышечная (предполагается участие нервов и мышц) фасилитация (облегчение).

В последнее время в различных систематических обзорах и клинических руководствах рассматривается эффективность реабилитации после инсульта, в том числе с применением концепции ПНФ. Однако, ни одно исследование не было посвящено конкретно концепции ПНФ. Лишь в одном описательном обзоре она рассматривалась в качестве основной темы. Кроме того, наиболее частыми целями для оценки эффективности этого метода были двигательная функция и мобильность. Необходимо, чтобы специалисты подкрепляли свои клинические решения самими надежными научными данными. Следовательно, этот систематический обзор направлен на определение эффективности концепции ПНФ в увеличении повседневной активности и улучшении качества жизни у пациентов, перенёсших инсульт.

Коллеги, обращаем ваше внимание, что 21-22 апреля в Москве пройдет семинар Максима Никитина, посвященный двигательной реабилитации неврологических пациентов. Узнать подробнее...

Цель

Основная цель этого систематического обзора заключается в изучении эффективности концепции ПНФ в увеличении повседневной активности и улучшении качества жизни у лиц, перенёсших инсульт. Также необходимо определить эффективность техник ПНФ применительно к постуральному контролю, походке, функции верхней конечности и силе мышц.

Методы

Этот протокол систематического обзора был зарегистрирован в Prospero. Он соответствует Кохрейновским рекомендациям по систематическим обзорам вмешательств и предпочтительными вопросами, освещаемыми при подготовке систематических обзоров и метаанализов (PRISMA-P).

Критерии рассмотрения исследований для настоящего обзора

Тип исследований

Мы включим все рандомизированные контролируемые испытания и квази-рандомизированные контролируемые испытания.

Тип участников

Мы включим взрослых (>18 лет) пациентов, имеющих инсульт в острой, подострой и хронической стадии.

Тип вмешательств

Мы включим все исследования, которые сравнивали эффективность концепции ПНФ, применяемой либо изолированно, либо в совокупности с другими реабилитационными или медицинскими процедурами, по сравнению с контрольной группой.

Тип показателей результатов

Основные результаты:

1. Активность повседневной жизни оценивалась с использованием индекса Бартел (BI), шкалы функциональной независимости (FIM), модифицированной шкалы Рэнкин (mRS) и опросника интеграции в общество (CIQ).
2. Качество жизни оценивалось в основном посредством краткой формы оценки здоровья (SF-36) и специальной шкалы оценки качества жизни перенёсших инсульт (SS-QOL).

Дополнительные результаты:

1. Постуральный контроль оценивался главным образом с помощью постуральной оценочной шкалы для пациентов, перенёсших инсульт (PASS), индекса мобильности Ривермид (RMI), шкалы ухудшения контроля торса (TIS).
2. Ходьба оценивалась в основном по Brunel (BBA), теста Tinetti, функциональных категорий ходьбы (FAC), динамического индекса ходьбы (DGI), 6-минутного теста ходьбы (6 MWТ) и теста 10-метровой ходьбы (10 MWТ).
3. Функция верхней конечности оценивалась посредством двигательного функционального теста Вольфа (WMFТ), шкалы Fugl-Meyer (FMA), теста «коробка и кубики» (ВВТ), регистра двигательной активности (MAL).
4. Оценка силы осуществлялась по оксфордской шкале, с помощью ручного динамометра и пробы с пятью приседаниями (FTSST).

Методы поиска для идентификации исследований

Систематический электронный поиск будет проводится по следующим базам данных: Центральный Кохрейновский регистр контролируемых исследований (CENTRAL) (библиотека Кохрейна, 2017, выпуск 3), MEDLINE (с 1964 по апрель 2017, через PubMed), Embase (с 1980 по апрель 2017, через платформу Ovid) и PEDro (с 1999 по апрель 2017, через сайт). Кроме того, будут рассмотрены мнения экспертов, справочные перечни отдельных исследований и предыдущих систематических обзоров. Стратегия поиска будет включать два вида терминов «инсульт и ПНФ», что будет сочетаться с Кохрейновской стратегией высокоточного поиска для идентификации рандомизированных испытаний в MEDLINE: чувствительность-максимальная версия (редакция 2008 года), формат PubMed. Наконец, будут включены все исследования, опубликованные на английском, испанском, французском и португальском языках.

Сбор и анализ данных

Выбор исследования

Два рецензента независимо проверят все полученные ссылки и выберут исследования, соответствующие критериям включения, выполнив следующие действия: (1) чтение названий и тезисов, а затем (2) чтение полных тестов.

Извлечение данных

Два рецензента будут самостоятельно извлекать данные, используя форму извлечения данных, которая будет разработана и протестирована перед использованием. Несоответствия будут устранены путем обсуждения или переданы третьему рецензенту. Форма извлечения данных будет основана на Кохрейновских рекомендациях по систематическим обзорам вмешательств. Информацию будут извлекать из каждого выбранного исследования на основании демографических характеристик (например, возраст, пол, время с момента возникновения инсульта, сторона пареза, односторонний или двусторонний инсульт, впервые возникший или повторный инсульт, этиология и локализация поражения), дизайна исследования, описания вмешательства, проводимого как в экспериментальной, так и в контрольной группах, риска предвзятости и конечного результата. Для лучшего предоставления данных мы будем использовать шаблон для описания и воспроизведения вмешательств (TIDieR) и шкалу PEDro для оценки риска предвзятости.

Оценка риска предвзятости в индивидуальных исследованиях

Два рецензента будут самостоятельно оценивать методологическое качество каждого выбранного исследования по шкале PEDro. Разногласия будут решаться с участием третьего автора.

Оценка лечебного эффекта

В рамках этого систематического обзора результаты непрерывных исходов будут сообщаться через среднюю разницу (если имеется такая же шкала) или через стандартизированную среднюю разницу (если использовались разные шкалы) с 95% доверительными интервалами, и дихотомические исходы через различия в рисках.

Синтез данных

Если метаанализ возможен, статистический анализ будет проводиться с использованием Revman 5.3 (Review Manager 5.3 - программа для анализа данных). Мы будем использовать модель фиксированных эффектов для обобщения результатов исследований с несущественной неоднородностью; в противном случае, мы будем использовать модель случайных эффектов. При наличии большой неоднородности в исследованиях (I2 >70%), что не позволит выполнить мета-анализ, будет проведён описательный синтез имеющихся данных.

Работа с недостающими данными

Если данные не сообщаются, то мы свяжемся с первоначальными авторами, чтобы запросить недостающие сведения.

Оценка неоднородности

Гетерогенность будет оцениваться с использованием меры неоднородности I2 (величина, указывающая процент дисперсии в мета-анализе) в соответствии с Кохрейновскими рекомендациями по систематическим обзорам вмешательств. Значения выше 50% указывают на наличие существенной неоднородности.

Анализ подгрупп и исследование неоднородности

Мы рассмотрим следующие варианты: этиология заболевания, тип инсульта, локализация очага поражения, тяжесть инсульта в соответствии со шкалой инсульта Национального института здоровья (NIHSS) и модифицированной шкалой Рэнкин, тромболизис и тромбэктомия, длительность заболевания. Наконец, оценка методологической неоднородности будет учитывать структуру исследования и риск предвзятости, включённых исследований.

Анализ чувствительности

Мы проведём анализ чувствительности следующим образом: (а) случайное распределение, (b) скрытое распределение, (c) методологическое качество, (d) маскирование субъекта исследования, (е) маскирование объекта исследования, (f) маскирование интерпретатора результатов, (g) анализ программы лечения и (h) отсев.

Этика и распространение информации

Для проведения данного обзора и метаанализа этическое заключение не требуется. Результаты этого исследования будут опубликованы. Эти результаты будут способствовать улучшению практики ведения пациентов, перенёсших инсульт.

Обсуждение

Этот систематический обзор будет сосредоточен на различных аспектах ПНФ, которые в настоящее время применяются для увеличения повседневной активности и качества жизни пациентов, перенёсших инсульт. ПНФ длительное время был актуальным подходом, а в последнее время акцент на функциональность позволил концепции ПНФ стать неотъемлемой частью любых программ, связанных с физической реабилитацией. ПНФ может и должно быть включено в любую функциональную тренировку, ориентированную на восстановление пациентов, перенёсших инсульт.

Источник

http://bmjopen.bmj.com/content/bmjopen/7/12/e016739.full.pdf

09.04.2018

Инновационное лечение клинически диагностированного повреждения мениска: рандомизированное плацебо-контролируемое исследование техники «компрессия мениска», применяемой в концепции Маллиган.

ЦЕЛЬ: Целью данного исследования является оценка эффективности техники «компрессия мениска», разработанной Brian Mulligan, по сравнению с фиктивной техникой, которые применялись для лечения пациентов, имеющих клинически установленный диагноз повреждения мениска.

МЕТОДЫ: Рандомизированное плацебо-контролируемое исследование людей (n=23) в возрасте 24.91 ± 12.09 лет, с клинически диагностированным повреждением мениска. Участники были поровну и случайным образом разделены на две группы. В течение 14 дней в обеих группах для каждого пациента было проведено по 6 лечебных сеансов. Результаты испытуемых оценивались посредством числовой рейтинговой шкалы боли (NRS), функциональной шкалы пациента (PSFS), шкалы инвалидности (DPA) и шкалы оценки исходов повреждений и заболеваний коленного сустава (KOOS). Данные были проанализированы с помощью одномерной ANOVA (Analysis of Variation), одномерной ANCOVA (Analysis of Covariation) и описательной статистики.

РЕЗУЛЬТАТЫ: Все испытуемые «группы Маллиган» за время лечения продемонстрировали следующие показатели: ≤2 баллов по числовой рейтинговой шкале боли, ≥9 баллов по функциональной шкале пациента и ≤34 баллов и ≤23 баллов по шкале инвалидности для хронической и острой травмы соответственно. Существенная разница была в пользу техники «компрессия мениска».

ОБСУЖДЕНИЕ: Результаты показывают, что техника «компрессия мениска» оказывала положительное влияние на функцию пациента и качество жизни, связанное со здоровьем, в течение 14 дней, что клинически и статистически превосходило фиктивное лечение. Дальнейшее исследование применения техники «компрессия мениска» оправдано.

P.S.: на видео сам Brian Mulligan (основоположник концепции Маллиган). Друзья, 7-8 мая в Москве пройдет курс по концепции Маллиган (нижняя часть - поясница, тазобедренный сустав, колено, стопа). На семинаре будут рассматриваться мануальные техники, различные варианты тейпирования, работа с использованием мобилизационных ремней, а также приемы самостоятельной мобилизации. Узнать подробнее...

Источник

https://www.tandfonline.com/doi/abs/10.1080/10669817.2018.1456614

04.04.2018

Тренировка до отказа: польза или вред для здоровых пожилых мужчин: рандомизированное клиническое исследование. Это исследование сравнило нервно-мышечные адаптации, которые возникали в процессе конкурентного тренинга, выполняемого пожилыми мужчинами в концентрическом режиме «до отказа» и «не до отказа».

В исследовании участвовало 52 человека в возрасте 66.2 ± 5.2 лет, которых разделили на три группы: группа «до отказа» (n = 17), группа «не до отказа» (n = 20) и группа «не до отказа», но по тренировочному объему равная группе до отказа (n = 15). Участников оценивали посредством измерения пикового момента во время изометрического разгибания колена, максимальной силы в процессе выполнения жима ногами и упражнений на разгибание колена, толщины четырёхглавый мышцы бедра, специфического напряжения, скорости развития крутящего момента на 50, 100 и 250 мс, прыжков с противоходом, приседаний с выпрыгом, а также максимальной нервно-мышечной активности латеральной широкой и прямой мышц бедра. Конкурентный тренинг проводили в течение 12 недель дважды в неделю. Наряду с выполнением программы силовых тренировок, каждая группа также проходила тренировку на выносливость в том же сеансе.

После окончания программы участники всех групп улучшили следующие показатели: максимальную силу в процессе выполнения жима ногами и упражнений на разгибание колена, пиковую скорость прыжков с противоходом и приседаний с выпрыгом, скорость развития крутящего момента, специфическое напряжение, а также максимальную нервно-мышечную активность латеральной широкой мышцы бедра (P < 0.05-0.001). Толщина четырехглавой мышцы бедра увеличилась только в группе «до отказа».

Эти результаты показывают, что проведение тренировок в концентрическом режиме «до отказа» не обеспечивает дополнительного улучшения нейро-мышечного взаимодействия и гипертрофии, и что даже небольшое количество повторений относительно максимально возможного (т.е. 50%) оптимально для улучшения нейро-мышечного взаимодействия у пожилых мужчин. Кроме того, тренировочный объем является более значимым показателем для развития гипертрофии, нежели тренировка «до отказа».

Источник

https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/29577974/

28.03.2018

Тендинопатия ягодичных мышц - это одна из наиболее часто встречающихся тендинопатий нижних конечностей. Она широко распространена среди женщин среднего возраста, что негативно влияет на их повседневную активность, трудовую деятельность и качество жизни. Целью данного исследования было сравнение физических и психологических характеристик подгрупп, сформированных на основе интенсивности болевого синдрома и степени нарушения дееспособности.

В мультицентровом кросс-секционном исследовании участвовало 204 человека (средний возраст - 55 лет, 82% женщин), которые имели клинический диагноз «тендинопатия ягодичных мышц», что было подтверждено результатами магнитно-резонансной томографии. У всех пациентов учитывались физические и психологические характеристики. Например, интенсивность боли и степень нарушения дееспособности оценивались с помощью опросника VISA-G. Кластерный анализ был использован для выявления легких, средних и тяжелых подгрупп на основе общих показателей VISA-G. Межгрупповые различия изучались посредством многомерного ковариационного анализа.

В тяжелых подгруппах наблюдались значительно более высокие показатели катастрофизации боли и депрессии. Более низкие показатели по шкале самоэффективности были в тяжёлой подгруппе (по сравнению со средней и лёгкой подгруппами). Также для пациентов из тяжёлой подгруппы были характерны больший объём талии и высокий индекс массы тела, недостаточная физическая активность и снижение качества жизни. Сила отводящих мышц и окружность бёдер не различались между подгруппами.

Т.е. люди с тяжёлой тендинопатией ягодичных мышц страдали от хронического стресса и низкого качества жизни, а также имели высокий индекс массы тела и большой обхват талии. Учёт этих особенностей (в том числе психологических факторов) очень важен для ведения тяжелых пациентов и оптимизации работы системы здравоохранения в целом.

Источник

Plinsinga ML, Coombes BK, Mellor R, Nicolson P, Grimaldi A, Hodges P, Bennell K, Vicenzino B. Eur J Pain. 2018 Feb 9. [Epub ahead of print]

26.03.2018

Так уж сложилось, что пациентам, перенёсшим операцию на передней крестообразной связке (ПКС), хирурги всегда рекомендовали ортезы. Считалось, что они стабилизируют колено и, тем самым, разгружают ПКС, позволяя ей быстрей восстановиться. В последующем, в ходе изучения данной проблемы, эта практика была пересмотрена.

Что делает ортез?

После того, как человека прооперировали, требуется 8-10 недель, чтобы трансплантат зажил. В течение этого времени новая связка очень уязвима. Если колено чрезмерно нагрузить, то это может привести к её разрыву.

Считается, что использование блоковых ортезов после операции на ПКС предохраняет трансплантат от повреждения. Т.е. ортез ограничивает амплитуду движения коленного сустава и позволяет лучше его контролировать. Это снижает нагрузку на оперированную ПКС, помогая ей восстановиться.

Что показывают исследования?

В июне 2013 года проводилось исследование, в ходе которого у двух групп пациентов (всего 64 человека) изучались отдаленные последствия (через 4 года) операции на ПКС. Одни люди использовали ортезы в послеоперационном периоде, другие - нет. Исследователи оценивали уровень боли, целостность ПКС и рентгенологическую картину оперированных суставов. Если говорить о целостности ПКС, то не было найдено никакой разницы между двумя группами. Однако, имелось одно существенное различие - пациенты, которые не использовали ортезы в послеоперационном периоде, имели меньший уровень боли во время тяжёлой физической работы или занятий спортом. Группы также не различались по травмам - ни в одной из групп их не было.

Читайте также: Двадцатилетнее исследование последствий оперативного и неоперативного лечения ПКС

Что делать, если мой хирург порекомендовал мне ортез?

Каждый человек индивидуален, и операция по восстановлению ПКС может быть сложной. Могут применяться различные хирургические техники или трансплантаты. Более того, в ходе операции могут возникать осложнения. Именно поэтому ваш доктор может порекомендовать вам использование ортеза. Таким образом, лучше всего следовать советам врача, тем более, что вы всегда можете обсудить с ним все возникающие вопросы.

После операции на ПКС показана физическая терапия. Она позволяет вернуть силу мышц и амплитуду движений, и, тем самым, быстрее восстановить функцию и нормальный уровень физической активности. Если ваш хирург рекомендовал вам ортез, то физический терапевт обучит вас правильно его надевать и тренироваться в нем.

Резюме

Годами хирурги рекомендуют своим пациентам в послеоперационном периоде носить ортезы. Исследования свидетельствуют, что в большинстве случаев в этом нет особой необходимости. Если вы перенесли операцию на ПКС, и ваш доктор рекомендует вам ортез, поговорите с ним о целесообразности его использования в вашем случае.

Источник

Mayr, H. O., et al. "Brace or no-brace after ACL graft? Four-year results of a prospective clinical trial." Knee Surg Sports Truamtol Arthrosc. June 2013.

21.03.2018

Проприоцептивная нейромышечная фасилитация (ПНФ) была разработана в 40-50 годы доктором Herman Kabat и физическим терапевтом Margaret Knott. Развивая свою методику, они надеялись сделать для своих пациентов больше, чем могла дать физическая терапия того времени. Тогда традиционная физиотерапия для неврологических пациентов была основана на обучении использования вспомогательных устройств: коляски, ортезов, костылей. Доктор Kabat и Margaret Knott верили, что они могут найти способ улучшить физическую функцию своих пациентов.

Большинство физиотерапевтов хорошо знакомо с основными аспектами ПНФ - паттернами конечностей и техниками удержания-расслабления (постизометрическое расслабление). Однако, это лишь малая часть концепции ПНФ. Большинство специалистов не знает, что идея паттернов была сформулирована последней. До паттернов были разработаны техники облегчения движения (фасилитации). За счет применения фасилитаций и были открыты паттерны (3-х мерные движения, используемые в концепции ПНФ).

ПНФ является достаточно универсальной концепцией. Её цель – улучшение степени контроля движения, вне зависимости от популяции пациентов, это могут быть как неврологические пациенты (инсульт, спинномозговая травма), так и ортопедические (хроническая боль, спортивная травма). Осваивая навыки, специалист может улучшать и восстанавливать любые движения, в зависимости от того, что нашел во время оценки. Паттерны ПНФ так же могут быть использованы для оценки.

Еще одной особенностью концепции ПНФ является принцип иррадиации (перетекания мышечного возбуждения по функциональным цепям), квалифицированный ПНФ терапевт в состоянии учитывать данный принцип во время упражнений для того, чтобы усиливать слабые движения или работать с целевыми регионами не прямым способом (например, использование фасилитации подьема лопатки для стимуляции отведения противоположного бедра).

В случае, когда концепция ПНФ применяется у профессиональных спортсменов, необходимо провести полный анализ проблемы. Нужно найти какой элемент или элементы кинетической цепи представляют проблему, затем исправить этот элемент, после чего собрать движение обратно.

Например, если вам нужно улучшить сгибание бедра, при феморо-ацетабулярном ущемлении. Проблемой может быть слабость сгибания бедра, а также одновременное сгибание поясницы. Подобный стереотип движения пациенты используют для того, чтобы избежать боли, а также сделать амплитуду движения бедра больше.

Одним из вариантов для начала терапии может быть работа над разгибанием противоположного бедра, в положении теста Томаса. Такой подход позволяет увеличить сгибание в больном бедре, разгибание в пояснице и противоположном бедре. При этом, за счет того, что используемая техника является не прямой, можно достичь значимых результатов даже с очень острыми и раздражительными пациентами.

Как прогресс терапии, перемещаем пациента на четвереньки и отрабатываем аналогичный паттерн. Прогрессия в это положение позволит включить большее количество мышц, в том числе стабилизаторов бедра и поясничного отдела позвоночника и хорошо подготовить систему к будущей активности. Так же это позволит начать работать над коррекцией дисфункции, которая привела к этому состоянию (недостаточный контроль флексии бедра, экстензорами этого бедра).

Дальше мы переходим к отработке сгибания бедра непосредственно в положении стоя, так как сгибание приведение (поначалу) может вызвать много неприятных ощущений, лучше выбрать другой паттерн – сгибание отведение (степень внутренней ротации можно выбрать в зависимости от уровня симптомов). К этому моменту организм пациента будет готов к подобной нагрузке и освоение этого паттерна не должно вызвать больших проблем.

Как только мы достигли полной и безболезненной флексии, переходим к тренировке включения экстензоров, на начальном этапе нам могут подойти несколько техник: комбинация изотоников – позволит поработать с экстензорами бедра, в конце амплитуды флексии, а динамические реверсы научат переключаться между флексорами и экстензорами.

Надеюсь, что данная статься позволит вам лучше понять, как концепция ПНФ может быть интегрирована в процесс реабилитации спортсменов.

Автор статьи: Георгий Темичев, ПНФ терапевт, практик Маллиган, преподаватель KinesoPro

18.03.2018

Исследователи считают, что они выяснили, почему в преклонном возрасте происходит потеря мышечной массы в нижних конечностях — это связано с потерей нервов.

В ходе тестирования, в котором участвовало 168 мужчин, было обнаружено, что к 75 годам иннервация нижних конечностей уменьшается примерно на 30%. Это приводит к мышечной атрофии, но у «пожилых атлетов» больше шансов избежать этого.

По мере того как люди стареют, их мышцы уменьшаются в размерах и становятся слабыми, что приводит к трудностям в повседневной жизни, например, при подъеме по лестнице или вставании со стула. В конечном счете это происходит с каждым, но не совсем понятно почему.

Профессор Jamie McPhee из университета Манчестер Метрополитан считает, что у молодых людей движения нижних конечностей контролирует 60-70000 нервов, и это количество постепенно уменьшается к старости. Он пришёл к выводу, что потеря нервного волокна составляет от 30 до 60%.

Исследовательская группа из университета Манчестер Метрополитан работала со специалистами университетов Уотерлу и Манчестера. Они детально изучали мышечную ткань посредством магнитно-резонансной томографии, а также записывали электрическую активность, чтобы оценить количество и размер оставшихся нервов.

Хорошая новость заключается в том, что здоровые мышцы имеют своеобразную форму защиты: сохранившиеся нервы способны формировать новые ветви, это позволяет остановить мышечную гипотрофию и, тем самым, спасти мышцы. Профессор Jamie McPhee говорит, что это в большей степени свойственно людям с развитой мускулатурой.

Таким образом, не совсем понятно, почему в преклонном возрасте нарушается взаимодействие между нервами и мышцами. Надеемся, что исследования в этой области помогут ученым найти способ решения этой проблемы.

Источник

http://www.bbc.com/news/health-43347409

14.03.2018

Автономная профессия

Физиотерапия становится самостоятельной профессией во всё большем количестве стран, и это хорошая новость. Я знаю, что физиотерапевты в Швейцарии в настоящее время только рассматривают возможность получать данную профессию напрямую, а, к примеру, в Польше такой вариант уже есть. Там наш коллега, Збышек Вронски, сыграл значимую роль в развитии профессии и обретении автономии в 2016 году.

В Великобритании физиотерапия стала обособленным направлением в 1977 году, однако реальная польза от этого разделения проявилась только в 1990-х годах. Именно тогда из общей медицинской практики была выделена первая специализированная профессия физиотерапевта. Мне повезло, и я получил одну из таких специальностей в ортопедии в 1999 году, которая находится между врачом первой помощи и врачом-ортопедом. В среднем, 80% обращений в общей практике – именно к врачам-ортопедам.

О проблемах диагностики

Подобные отдельные специализации предоставляют нам гораздо больше возможностей, чтобы увидеть причины боли и дисфункции не только в опорно-двигательном аппарате. Следовательно, мы можем найти и грамотно спланировать в деталях способы управления клиническим риском. После 18 лет работы в своей должности я провожу сейчас двухдневный курс медицинского скрининга для физиотерапевтов, чтобы как можно подробнее рассказать обо всех потенциальных заблуждениях касательно опорно-двигательного аппарата.

Замечу, что проблема грамотной диагностики актуальна не только для врачей общей практики, но и для локальных специалистов, таких как мы с вами. На деле многие физиотерапевты работают «автономно» в течение многих лет по всему миру, ежедневно принимая пациентов в частных клиниках. Они знают: когда пациент войдет в дверь вашего кабинета без медицинского направления, стоит помнить: проблема может вытекать из огромного количества патологий.

И даже когда больной приходит с направлением от врача, основной причиной симптомов может быть совершенно другая проблема. Ко мне приходил пациент с поставленным врачом диагнозом «боль в переднем отделе коленного сустава», а на деле у него оказалась злокачественная остеосаркома. И список подобных историй можно продолжать и продолжать!

Написано немало материалов касательно дифференциальной диагностики и рассмотрения заболевания с разных точек зрения. Также все чаще нас побуждают работать с пациентом со всех сторон – то есть, с био-психо-социальными факторами. Однако мы не должны исключать био в пользу психо-социальной части. Ведь работа со страхом больного двигаться мало поможет в лечении рака поджелудочной железы.

Особенности концепции Мейтленд

Очевидно, что грамотная постановка медицинского диагноза требует провести ряд исследований: МРТ, рентгенография, тесты нервной проводимости, анализы крови и прочие, к которым есть доступ у врачей общей практики. Однако у физиотерапевтов не всегда есть возможность провести все эти анализы. Потому чтобы получить сильную гипотезу, можно использовать модель клинического мышления «полупроницаемой кирпичной стены», представленную концепцией Мейтленд.

Только используя все наши теоретические знания и практическую информацию о пациенте, мы можем понять реальную клиническую картину. Проблема в том, что иногда в наших знаниях бывают пробелы, которые затрудняют постановку правильного диагноза.

В медицине ты видишь только то, что ищешь, и узнаешь только то, что уже знаешь!

Например, существует как минимум 163 красных флага. Все ли вы их знаете?! Еще один полезный аспект концепции Мейтленд – «провести сравнение симптомов». Если что-то не сходится или не реагирует так, как вы ожидаете, то ваш уровень подозрения относительно нейро-мышечно-скелетных причин имеющейся симптоматики должен вырасти. Стандартное физическое обследование часто не выявляет никаких признаков заболевания, поэтому необходимо своевременное обращение к физиотерапевту, чтобы провести дальнейшие медицинские изыскания.

Здравое клиническое мышление в сочетании с открытым гибким умом должно быть краеугольным камнем всего, что мы делаем в клинической практике. Опять же, это является ключевым принципом концепции Мейтленд, но это легче сказать, чем сделать. К сожалению, врачи общей практики не всегда придерживаются этого принципа, поэтому мы должны сохранять бдительность. Недавний личный опыт подтвердил мое убеждение, что мы не можем полагаться сугубо на врачей.

У сына были боли в животе, и после 7 недель визитов к врачу я утверждал, что у него аппендицит. Но врачи отказались принимать во внимание мое мнение из-за того, что клиническая картина не соответствовала имеющимся симптомам. Я пытался указать на то, что бывают «нетипичные» случаи, но они мне поверили лишь когда сына госпитализировали и подтвердили аппендицит с помощью УЗИ брюшной полости.

При личном осмотре пациента можно найти порядка 119 красных флагов. Потому все проблемы, которые мы выявили при физическом осмотре, касающиеся структурной дифференциации, механизмов осложнения боли, многофакторной природы происхождения, ложноположительных и ложноотрицательных тестов и интерпретации полученных данных, менее актуальны для медицинского скрининга. Поэтому хорошая коммуникация и активное слушание пациента в сочетании с сильным гипотетическо-дедуктивным клиническим мышлением, согласно концепции Мейтленд, гораздо важнее для отсеивания «медицинских» больных.

В прошлом году Великобритания сделала еще один шаг вперед, и теперь в стране есть "продвинутая физиотерапия". Это означает, что если во время звонка пациент описывает проблемы, которые соотносятся с нарушением опорно-двигательного аппарата, ему с большей вероятностью, назначат прием у такого специалиста.

Подводя итог, можно сказать, что у физиотерапии светлое будущее. А глубокое понимание и использование концепции Мейтленд в клинической практике – очень хорошая база для нашей профессии, чтобы достичь новых высот в сфере здравоохранения. Я желаю удачи Швейцарии и любой другой стране, которая начинает процесс отделения нашей профессии от общей практики.

Автор: Мэтью Ньютон - выпускник Университета Шеффилда (Великобритания), член Ассоциации дипломированных физических терапевтов по лечению скелетно-мышечных заболеваний (MACP), ведущий врач отделения физической терапии больницы в Донкастере (Великобритания), аккредитованный преподаватель и председатель Международной ассоциации Мейтленд терапевтов (IMTA).

Обращаем ваше внимание, что уже в эти выходные состоится семинар Георгия Темичева, посвященный диагностике и терапии проблем плечевого сустава. Узнать подробнее...

07.03.2018

Сухожилие задней большеберцовой мышцы (СЗБМ) служит в качестве динамической поддержки медиального свода стопы при ходьбе. Дисфункция данной структуры проявляется в виде боли и отека по медиальной поверхности стопы и позади медиальной лодыжки. Боль усугубляется при длительном стоянии и физической активности, и обычно связана с повышенной чувствительностью по всей длине сухожилия. При развитии дисфункции происходит коллапс медиального свода стопы, приводящий к характерной деформации - плоскостопию.

Дисфункция сухожилия задней большеберцовой мышцы (ДСЗБМ) – прогрессирующее заболевание, которое проходит в четыре этапа

1. На ранних стадиях может быть боль, область поражения может покраснеть, опухнуть и иметь повышенную температуру. Во время прогулки обычно нет симптомов, но они могут появляться при беге.
2. Позже, когда медиальный свод стопы начинает сглаживаться, может возникать боль на внутренней стороне стопы и в области медиальной лодыжки. В этот момент нога и пальцы начинают разворачиваться наружу, а медиальная лодыжка – вовнутрь.
3. По мере развития ДСЗБМ свод уплощается еще больше, и боль часто смещается к внешней стороне стопы.
4. Когда ситуация становится еще хуже, нередко развивается артрит суставов стопы. В более тяжелых случаях артрит может возникать и в голеностопном суставе.

Melissa Rabbito и соавт. исследовали какую роль играет строение медиального свода стопы в прогрессивном характере ДСЗБМ. Бегуны с наличием данного заболевания сравнивались со здоровыми спортсменами. У людей с дисфункцией сухожилия задней большеберцовой мышцы была увеличена пронация заднего отдела стопы по сравнению со здоровыми бегунами. Это усиливает нагрузку на сухожилие задней большеберцовой мышцы, что объясняет прогрессирующую дисфункцию.

Читайте также Тендинопатия задней большеберцовой мышцы у бегунов

Edwards и соавт. выяснили, что ДСЗБМ – основная причина приобретенного плоскостопия. По мнению некоторых исследователей, эти два понятия – практически синонимы. Поэтому и лечение в обоих случаях идентичное.

Клиническая анатомия

СЗБМ проходит позади медиальной лодыжки, и, перейдя на подошву, прикрепляется к бугристости ладьевидной кости, ко всем трем клиновидным костям, а также к основанию 4 плюсневой кости. СЗБМ сухожилие – главный стабилизатор медиального свода, помогающий средней и задней части стопы сохранять правильное положение при движении. Если функциональность СЗБМ нарушена, может развиться плоскостопие, что закономерно приведет к увеличению нагрузки на окружающие связки и мягкие ткани.

Заднее большеберцовое сухожилие при походке

Функции задней большеберцовой мышцы – подошвенное сгибание стопы, приведение и супинация, а также поддержка медиального свода. Подъем свода обеспечивает фиксацию средней части стопы и пятки. Все это позволяет икроножным мышцам действовать более эффективно в процессе движения.

Когда сухожилие задней большеберцовой мышцы не функционирует должным образом и, как следствие, не выполняет свою работу, весь суставно-связочный аппарат стопы страдает. К примеру, дисфункция СЗБМ может привести к вывиху в подтаранном суставе, абдукции передней части стопы и вальгусному положению пятки. Кроме того, уплощение медиального свода может повлечь плоскостопие даже у взрослого человека. Икроножные мышцы не могут полноценно работать, а это значит, что начнутся проблемы с равновесием во время движения.

Этиология

Сейчас принято считать, что ДСЗБМ является одной из форм дегенерации сухожилий, также называемой тендинопатией. Было выявлено, что к такому результату приводит плохое кровоснабжение, а также такие факторы как повышенная активность короткой малоберцовой мышцы и уплощенный медиальный свод стопы. Последняя деформация будет постепенно увеличивать нагрузку на сухожилие задней большеберцовой мышцы, что повлечет раннюю дегенерацию. Травмы также могут спровоцировать дисфункцию.

Факторы риска для ДСЗБМ:

- Наиболее часто заболевание появляется у пожилых людей, а также у женщин среднего возраста и молодых спортсменов.
- Гипертония.
- Ожирение.
- Сахарный диабет.
- Серонегативные артропатии.
- Добавочная ладьевидная кость.
- Слабость связочного аппарата.
- Плоскостопие.
- Стероидная терапия.
- Предшествующие травмы.
- Псориатический и ревматоидный артриты.

Клиническая картина

- Боль/отек медиальной лодыжки и вдоль медиального свода стопы.
- Уплощение стопы.
- Ограничения при ходьбе.
- Нарушение равновесия.
- Мышечный дисбаланс.
- Нарушение подвижности подтаранного сустава.
- Боль в области латеральной лодыжки (поздний симптом).

Дифференциальная диагностика

- Дегенеративный артрит голеностопного, таранно-ладьевидного или предплюсне-плюсневых суставов.
- Нейропатии стопы.
- Дисфункция подошвенной пяточно-ладьевидной связки.
- Повреждение сухожилия передней большеберцовой мышцы.
- Врожденная вертикальная таранная кость.
- Тарзальный туннельный синдром.

Диагностика

Помимо клинического обследования может выполняться рентгенография, которая используется для оценки деформации и возможного наличия дегенеративного артрита. МРТ отличается самой высокой чувствительностью, специфичностью и точностью, но ультразвук менее дорогой и почти такой же чувствительный и специфичный, как магнитно-резонансная томография.

Функциональное тестирование:

- Тест «Слишком много пальцев».
- Тест подъема пятки, стоя на одной ноге.
- Подъем первой плюсневой кости.
- Оценка подошвенного сгибания и инверсии стопы против сопротивления.

Стадии ДСЗБМ

Согласно Johnson и Strom выделяют несколько стадий ДСЗБМ:

Стадия I: Сухожилие задней большеберцовой мышцы не повреждено, но воспалено. Деформации стопы нет.
Стадия II: Сухожилие нормально не функционирует, имеется приобретенное уплощение медиального свода стопы, но деформация мягкая и корректируется пассивно.
Стадия III: Наблюдаются дегенеративные изменения в подтаранном суставе.
Стадия IV: Вальгусный наклон таранной кости приводит к дегенерации большеберцово-таранного сочленения.

Стадия I

- Деформация стопы отсутствует, но имеет место тендовагинит.
- Функциональное тестирование: тест подъема пальцев стопы, стоя на одной ноге (+).
- Рентгенография: норма.

Стадия IIA

- Деформация: присутствует плоскостопие, мягкая деформация задней части стопы, нормальная передняя часть стопы.
- Функциональное тестирование: тест подъема пятки, стоя на одной ноге (-), легкая боль в области плюсны.
- Рентгенография: деформация свода стопы.

Стадия IIB

- Деформация: плоскостопие, мягкая деформация задней части стопы, абдукция передней части стопы.
- Функциональное тестирование: такое же, как на стадии IIA.
- Рентгенография: аналогичная стадии IIA.

Стадия III

- Деформация: уплощение свода, фиксированная абдукция передней части стопы, ригидность задней части стопы.
- Функциональное тестирование: интенсивная боль в области плюсны, тест подъема пятки, стоя на одной ноге (-).
- Рентгенография: деформация свода стопы, подтаранный артрит.

Стадия IV

- Деформация: плоскостопие, фиксированная абдукция передней части стопы, ригидность и вальгусный наклон задней части стопы, поражение дельтовидной связки.
- Физиологический тест: тест подъема пятки, стоя на одной ноге (-), интенсивная боль в области плюсны и голеностопного сустава.
- Рентгенография: грубая деформация медиального свода стопы, подтаранный артрит, вальгусный наклон таранной кости.

Экспертиза

Диагноз «Дисфункция сухожилия задней большеберцовой мышцы» можно поставить на основе анамнеза и объективного тестирования.

Анамнез

Перед тем как проводить клиническое обследование, пациенту следует задать ряд вопросов, чтобы исключить другие патологии. Очень важно диагностировать ДСЗБМ на ранней стадии, чтобы предотвратить деформацию стопы, поэтому устную часть обязательно дополнять функциональным тестированием.

Объективное тестирование

Физиотерапевт может пропальпировать сухожилие задней большеберцовой мышцы выше медиальной лодыжки от самого начала, оценить его целостность, возможную боль и отечность, которые являются общими для первых этапов дисфункции. На более поздних стадиях деформация стопы может прогрессировать, в результате чего будет заметно уплощение медиального свода.

Важно рассмотреть всю нижнюю часть тела, а не только ногу, так как пролапс колена может спровоцировать плоскостопие. У здорового человека пяточный вальгус составляет около 5°, у пациентов с ДСЗБМ этот показатель увеличивается. Физиотерапевт может определить степень уплощения стопы по количеству пальцев (в норме, если смотреть на стопу сзади, виден только мизинец).

Специальные тесты для определения дисфункции СЗБМ включают:

1. Тест «Слишком много пальцев». Стопу нужно осмотреть сзади и немного сверху. Тест основан на том, сколько пальцев вы можете увидеть, осматривая стопу сзади. Для пораженной стопы этот показатель может составлять больше 1.5 – 2 пальцев. Таким образом, можно установить, есть ли отведение передней части стопы и вальгусное искривление задней части стопы.

2. Подъем пятки, стоя на двух ногах. Для оценки необходимо встать на носки из нейтрального положения. Пациенты с первой стадией дисфункции могут это сделать, но с болезненными ощущениями. Пациенты со второй, третьей и четвертой стадией неспособны подняться на носки. Когда такой пациент стоит на цыпочках, пятка пораженной стопы не поворачивается вовнутрь, т.е. здоровая стопа при этом будет уходить в инверсию, в то время как задняя часть пораженной стопы будет оставаться в вальгусе.

3. Подъем пятки, стоя на одной ноге. Пациенты с деформацией не могут подняться на носок, стоя на пораженной ноге.

4. Подъем первой плюсневой кости. Пациент стоит на двух ногах, голень пораженной ноги берется рукой и поворачивается наружу. Если у пациента есть ДСЗБМ, головка первой плюсневой кости поднимается, а в нормальном состоянии – остается на опорной поверхности.

5. Сгибание стопы и инверсия против сопротивления. Нужно проверить силу задней большеберцовой мышцы.

Критерии оценки

- Индекс функции стопы.
- Пятиминутный тест ходьбы.
- Инструменты для записи кинематики голени, пяточной кости и первой плюсневой кости (например, модель стопы Milwaukee).

Лечение

Чтобы решить, нуждаются ли пациенты в оперативном или консервативном лечении, врачам следует принимать во внимание различные данные. Согласно Alvarez и соавт., неинвазивные методы воздействия, такие как ортопедические приспособления и физиотерапия предпочтительнее, поскольку не повреждают здоровую окружающую ткань. Только в случае неудачного лечения требуется хирургическое вмешательство.

Имеются данные, говорящие о том, что качество жизни пациентов с дисфункцией сухожилия задней большеберцовой мышцы существенно меняется и зависит от используемых методов воздействия. Кроме того, имеющаяся актуальная информация свидетельствует о том, что раннее консервативное вмешательство может значительно улучшить качество жизни с позиции как болевых ощущений, так и общей функциональности.

Хирургическое лечение используется только на определенных стадиях ДСЗБМ

Стадия I:

- Декомпрессия сухожилий.
- Открытая синовэктомия.
- Некоторые предполагают, что удлинение поврежденного сухожилия происходит вместе с сухожилием длинного сгибателя пальцев.

Стадия II:

Нельзя сказать точно, какой метод стоит использовать. Возможны несколько видов воздействия:

- Медиализирующая остеотомия пяточной кости.
- Удлинение боковой колонны стопы (например, артродез пяточно-кубовидного сустава).
- Артродез медиального плюсне-клиновидного сустава.
- Изолированный артродез суставов заднего отдела стопы.

Стадия III:

- Трехсуставной артродез стопы (артродез таранно-пяточного, таранно-ладьевидного и пяточно-кубовидного суставов).

Стадия IV:

- Артродез голеностопного сустава.

Физиотерапия

Ключом к успешному результату является раннее выявление дисфункции и консервативное лечение, позволяющее предотвратить переход заболевания в хроническую форму. Цели неоперативных методов - устранить клинические симптомы, скорректировать заднюю часть стопы и предотвратить прогрессирование деформации.

Консервативное лечение предпочтительнее хирургического вмешательства, потому всегда должно выступать в качестве основного варианта. Первая и вторая стадия заболевания предполагают мягкую деформацию задней части стопы, а потому лучше всего подходят для нехирургического лечения. На третьей и четвертой стадии медиальный свод стопы становится жестким и уплощается, наблюдается поражение связочного аппарата и вальгусный наклон таранной кости.

Если ДСЗБМ и деформация стопы не сопровождаются симптоматикой, то лечение считается ненужным. Однако если у пациентов есть признаки дисфункции, могут назначаться различные варианты терапии: ортезы для стопы и голеностопного сустава, тейпирование, тренировки, обезболивающие и/или противовоспалительные средства и, конечно, информирование пациентов.


Резюме:

- Ортопедические устройства: применяются для поддержки свода стопы.
- Иммобилизация: использование специальной обуви исключает нагрузки, что позволяет сухожилию заживать.
- Физиотерапия: упражнения способствуют восстановлению сухожилия и мышцы; они включают статическое растяжение икроножной и камбаловидной мышц, а также концентрические/эксцентрические тренировки задней большеберцовой мышцы.
- Лекарства: нестероидные противовоспалительные препараты (НПВП), такие как ибупрофен, помогают уменьшить боль и воспаление.
- Модификации обуви: рекомендуются специальные вставки, улучшающие поддержку свода стопы.

Ортопедия

Чтобы оптимизировать и контролировать нагрузку на стопу, важно использовать ортезы и соответствующую обувь. В зависимости от этапа развития патологии можно использовать нелицензированные ортезы стопы общего типа, не индивидуализированные под конкретного пациента. В последующем, можно перейти на индивидуальные ортезы для стоп и, наконец, на полужесткие ортезы для голеностопного сустава.

На первой стадии заболевания нехирургические методы следует использовать в течение как минимум 3 - 4 месяцев. Пациентам с острым теносиновиитом необходимо носить специальную фиксирующую обувь с целью иммобилизации и разгрузки стопы. Если симптомы уменьшаются после таких действий, то пациенту можно подобрать ортез для голеностопного сустава. Причем ортез должен быть полноразмерным, полужестким и полностью контактировать с медиальной поверхностью. Основная функция ортеза - обеспечить поддержку свода стопы и скорректировать мягкий компонент деформации.

Заключение

Дисфункция сухожилия задней большеберцовой мышцы (ДСЗБМ) является одной из наиболее распространенных проблем для стопы и голеностопного сустава, и это – одна из главных причин приобретенного плоскостопия у взрослых. Сухожилие обеспечивает устойчивость медиального свода стопы, хроническая дисфункция может привести к плоскостопию (стадии II, III и IV). Лечение ДСЗБМ включает использование ортеза, концентрические и эксцентрические упражнения для задней большеберцовой мышцы, растяжку икроножной и камбаловидной мышц. Хирургическое вмешательство необходимо только в случае, если консервативное лечение не помогает.

Источники

Abousayed MM, Tartaglione JP, Rosenbaum AJ, Dipreta JA. Classifications in Brief: Johnson and Strom Classification of Adult-acquired Flatfoot Deformity. Clin Orthop Relat Res. 2016 Feb; 474(2): 588–593.
The American College of Foot and Ankle Surgeons . www.acfas.org (Accessed 6 nov 2014)
Melissa Rabbito et al., Biomechanical and Clinical Factors Related to Stage I Posterior Tibial Tendon Dysfunction; Journal of Orthopaedic Sports Physical Therapy 2011;41: 776-784
William M. Geideman, J. E. Posterior Tibial Tendon Dysfunction. Journal of Orthopedic. J Orthop Sports Phys Ther. 2000;30(2):68-77
Kohls-Gatzoulis J, Angel JC, Singh D, Haddad F, Livingstone J, Berry G. Tibialis posterior dysfunction: a common and treatable cause of adult acquired flatfoot. BMJ.2004;329:1328-1333
Anatomy Of The Tibialis Posterior Muscle - Everything You Need To Know - Dr. Nabil Ebraheim.
Semple R., Murley G., Woodburn J, Turner D. Tibialis posterior in health and disease: a review of structure and function with specific reference to electromyographic studies.Journal of foot and ankle research 2009; 2: 24.
Edwards, C. Jack, S.K. Singh. Tibialis posterior dysfunction. Current Orthopaedics 2008; 22: 185 – 192
Kong, A. Van der Vliet. Imaging of tibialis posterior dysfunction. The British Journal of Radiology, 2008 Oct;81 (970): 826–836
Tome J, Nawoczenski DA, Flemister A, Houck J. Comparison of Foot Kinematics Between Subjects With Posterior Tibialis Tendon Dysfunction and Healthy Controls, Journal of Orthopaedic Sports Physical Therapy 36(12):986.
Posterior Tibial Tendon Dysfunction. Journal of Orthopaedic Sports Physical Therapy 2000;30 (2):68-77
Kornelia Kulig, Stephen F Reisch I. Nonsurgical Management of Posterior Tibial Tendon Dysfunction With Orthoses and Resistive Exercise: A Randomized Controlled Trial. Physical Therapy 2009;89:26-37
Johnson KA, Strom DE. Tibialis posterior tendon dysfunction. Clin Orthop Rel Res 1989;239:196-206
Hintermann B, Gachter A. The first metatarsal rise sign: a simple, sensitive sign of tibialis posterior tendon dysfunction. Foot Ankle Int 1996; 17:236-41.
Thordarson. Foot and ankle. Philadelphia: Lippincott Williams Wilkins, 2004: p. 174-181

05.03.2018

Двадцатилетнее исследование, сравнивающее последствия оперативного и неоперативного лечения повреждения передней крестообразной связки у спортсменов высокого класса

ВВЕДЕНИЕ: Повреждение передней крестообразной связки (ПКС) имеет серьезные последствия в среднесрочной перспективе в плане увеличения риска возникновения «старого колена» у молодого пациента. Более отдаленные последствия (≥20 лет) оперативного и неоперативного лечения повреждения ПКС все ещё неясны.

ЦЕЛЬ: Сравнить отдаленные результаты оперативного и неоперативного лечения повреждения ПКС у спортсменов высокого класса.

ДИЗАЙН ИССЛЕДОВАНИЯ: Когортное исследование, уровень доказательности 2.

МЕТОДЫ: В исследовании участвовало пятьдесят пациентов с повреждением ПКС. Часть из них в 1992 году лечили неоперативно (n = 25), что включало реабилитационные мероприятия и коррекцию образа жизни. Других (n = 25) в 1994-1996 годах оперировали - делали артроскопическую пластику передней крестообразной связки. Обе группы были сформированы следующим образом: в первую группу набирали тех, кто хорошо отреагировал на пробное 3-х месячное неоперативное лечение, во вторую - тех, кто имел стойкую нестабильность после 3-х месяцев пробного неоперативного лечения. Обе группы были оценены после 10- и 20-ти летнего наблюдения на предмет радиологических признаков остеоартрита, функционального исхода (использовались шкалы Lysholm, IKDC, Tegner, KOOS), состояния менисков и стабильности коленного сустава (применялись устройство для исследования передней-задней нестабильности, тест переднего динамического подвывиха голени, тест Lachman, тест прыжков на одной ноге).

РЕЗУЛЬТАТ: Все 50 пациентов (100%) были включены в настоящее исследование для последующего наблюдения. Через 20 лет мы обнаружили остеоартрит коленного сустава у 80% испытуемых из группы оперированных и у 68% испытуемых из группы неоперированных (P = .508). Не было найдено никакой разницы между группами относительно функциональных исходов и выполненной менискэктомии. Среднее значение по субъективной шкале IKDC составляло 81.6 (интерквартильный диапазон 59.8-89.1) для группы оперированных и 78.2 (интерквартильный диапазон 61.5-92.0) для группы неоперированных. Что касается объективной шкалы IKDC, то у 21 пациента (84%) из группы оперированных были нормальные или близкие к норме баллы по сравнению с 5 пациентами (20%) из группы неоперированных (P < .001). Тест переднего динамического подвывиха голени был отрицателен у 17 человек (68%) по сравнению с 3 участниками (13%) для обеих групп (P < .001). Тест Lachman был отрицательным у 12 испытуемых (48%) и положительным у одного испытуемого (4%), ( P = .002).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ: На основании результатов этого ретроспективного исследования, проводившегося в течение 20 лет, мы сделали вывод, что нет никакой разницы между оперативным и неоперативным лечением в плане последующего развития остеоартрита коленного сустава, при условии, что тактика лечения определялась реагированием пациента на пробное 3-х месячное неоперативное лечение. Хотя стабильность коленного сустава была лучше в группе оперированных, это не приводило к более субъективным и объективным функциональным результатам.

Обращаем ваше внимание, что 10-11 марта в Москве пройдет семинар Максима Никитина по суставным мобилизациям. Узнать подробнее...

Источник

Twenty-Year Follow-up Study Comparing Operative Versus Nonoperative Treatment of Anterior Cruciate Ligament Ruptures in High-Level Athletes. https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/29438635