ОСТЕОПАТИЯ  | KinesioPro

Дисфункции тазового региона

Таз человека – является структурой передающей вес тела, на нижние конечности. В нее входят две подвздошные кости, крестец и две лонные кости, формирующие между собой малоподвижные суставы.

Вес позвоночника – который несет пятый поясничный позвонок (L5), распределяется равномерно по мысу крестца и через бугристости седалищных костей на вертлужные впадины.

Ряд авторитетных специалистов, в области мануальной медицины, предлагали определять и корректировать дисфункции, возникающие в этом регионе в первую очередь. Рассматривая дисфункции тазового региона, можно выделить проблемы, возникающие в крестцово-подвздошных сочленениях например блокирование, гипо- или гипермобильность – следствием которых будут являться жалобы пациентов на боли в соответствующей области. А так же проблемы лонного сочленения, которые могут давать напряжение связочного аппарата этой области и проявляться в виде болезненности сочленения или даже давать боли по типу цисталгии.


В нормальной биомеханике костей таза, подвздошные кости выполняют ряд специфических движений, сопряженных, прежде всего с актом ходьбы. Это передняя и задняя ротация подвздошных костей с незначительным движением подвздошной кости кнаружи и кнутри от средней линии тела. В этих движениях подвздошная кость вращается по крестцу, помогая адаптировать вынос передней ноги и отставание задней. Одной из проблем, способных возникнуть в этой системе, может быть фиксация подвздошной кости в одном из положений. В этом случае, помимо влияния на длину нижних конечностей (она изменится, в следствии изменения высоты вертлужной впадины), может возникать болезненность не только в зоне блокирования сустава, но и в выше или нижележащих структурах. Например, болезненность и напряженность подвздошно-поясничных связок при задней ротации подвздошной кости. Изменение же длины нижних конечностей, естественным образом скажутся на изменении постурального баланса и могут стать причиной мышечных перенапряжений в отдаленных регионах.

Рассматривая систему крестец-подвздошная кость, стоит рассматривать крестцово-подвздошное сочленение как конструкцию, в которой подвздошные кости стабилизированы, и крестец совершает движения нутации и контрнутации, а также вращательные движения, которые также сопряжены с актом ходьбы (например фаза опоры одной ноги и фаза середины переноса -другой). Или движения позвоночника передающиеся на крестец, в положении пациента сидя (подвздошные кости стабилизированы, а крестец движется в нутацию или контрнутацию). В данном случае нет возможности утверждать, что проблемы КПС связаны с ограничением подвижности подвздошной кости (так как она и так стабильна) и фокус нашего внимания должен перейти на крестец или вышележащие сегменты позвоночника.
И в том и в другом случае стоит также оценивать дисфункции лонного сочленения, так как все движения, происходящие в крестцово-подвздошном сочленении, сочетаются с движениями в лонном сочленении. И изолированная проблема в определенном сочленении невозможна, она всегда будет влиять на заинтересованные в этом движении мышцы и структуры.


Коррекция данных проблем может строиться по разным принципам, в зависимости от преобладания какого-либо компонента. Если преобладает миодинамический компонент – специалист должен обращать внимание на спецефические двигательные паттерны, способные влиять на данный регион и корректировать их. Если преобладает суставной — необходимо выполнить техники, направленные на увеличение подвижности данного региона – например пассивная мобилизация, артикуляции или высоко-скоростные низко-амплитудные технки. Преобладание гипермобильности, и возникновение болевого синдрома связанного с раздражением связочного аппарата – будет требовать тейпирования, а так же выполнения специфических упражнений, влияющих на мышцы-стабилизаторы данного сустава.

Капанджи А.И. (1999) «Позвоночник. Физиология суставов»
Мизонова И.Б., Мирошниченко Д.Б., Приходько А.Е., Новосельцев С.В. (2013) Кинетические дисфункции таза. Остеопатическая диагностика и техники коррекции.

Автор статьи:
Горковский Дмитрий
Врач спортивной медицины, остеопат, CMP.
Международный инструктор по кинезиотейпированию, ассоциации KTIA (CKTI)

Остеопатическая пальпация

Автор: Моника Ной, опубликовано в «Research Literacy»

Я исследую термин «остеопатическая пальпация» уже очень давно. И даже дважды писала диссертации на эту тему в рамках проведения остеопатического исследования. К сожалению, ни одну из этих работ опубликовать мне не удалось и, хоть одна из них и была утверждена к публикации в IJOM, ей все же не удалось увидеть свет, так как к публикации выдвигалось одно условие — «немного подправить статистику». И говоря «немного подправить», я имею ввиду «полностью переделать».

Для этой работы вместе с моим соавтором мы сконструировали гидродинамическую модель, которая представляла собой силиконовую надувную камеру, присоединенную к помпе, управляемой компьютером. Эта система была предназначена для увеличения и снижения объема воды в камере, чтобы участники исследования могли почувствовать (или не почувствовать, что важнее) изменения в объеме воды через силиконовую поверхность. Назвали мы эту модель – МОНАРК.

Нашей целью было проверить обоснованность претензий, связанных со способностью за счет остеопатической пальпации оценивать и толковать минутные – в диапазоне до микронных долей минуты – достаточно ритмичные импульсы, исходящие от тела человека, называемые первичный респираторный механизм (PRM).

В теории, микродвижения МОНАРКа можно было в очень общих чертах соотнести с феноменом PRM, поскольку модель имитировала изменения по амплитуде движения, по объему подаваемой воды и ритму подачи в определенном темпе.
В конечном итоге недоказательные попытки измерений МОНАРКом показали, что такие микродвижения были микроскопическими даже при самой большой переменной в изменении объема.

В мое исследование вошло не менее 25 различных видов исследования пальпации, с выводом о невозможности определить надежность пальпации практически никогда при проведении субъективной оценке методом пальпации применительно к человеку или на модели.
Одновременно с этим я сделала то, что до сих пор делает большинство практикующих остеопатов, сталкиваясь с данными, которые они не хотят принимать в расчет: я пришла к выводу о том, что просто-напросто «правильное» исследование пока не проведено. Обнаружив недочеты во всех ранее проводившихся исследованиях, включая свои собственные, я постепенно отмела их одно за другим, как не имеющие отношения к навыкам остеопатической пальпации. Ведь я точно знала, что где-то там они точно есть, просто наука пока не придумала способа для измерения параметров такого тонкого процесса.
Это – очень удобный метод поддержания в себе уверенности в том, что я, будучи квалифицированным практикующим остеопатом, обладала неким навыком, который можно описать как «особенные навыки пальпации».
Мне на ум не приходит ни одна другая тема в мануальной терапии, которая повторялась бы столько раз и с такими разными интонациями, как тема надежности пальпации. Тем не менее, несмотря на такое множество исследований, многие, возможно, даже большинство представителей остеопатического сообщества, толкуют исследование ровно так же, как и я – как если бы отсутствие положительного результата было аналогично отсутствию результата вообще, или как если бы исследование вовсе не проводилось.

В реальности, есть столько исследований надежности пальпации, включая некоторые «достаточно хорошие», что аргумент о наличии недостатков неразумен. Запрос на расширение изыскательной составляющей в работах по пальпации есть, и он постоянный, но в какой-то момент времени все же нужно остановиться и сделать вывод на основании уже проведенных изысканий.

Результаты таких различных исследований, пусть с погрешностями, показывают, что пальпацию невозможно достоверно установить и описать как факт. Следовательно, изыскания являются не отсутствием свидетельства, а, скорее свидетельством отсутствия. Есть свидетельство тому, что надежности у пальпации нет, несмотря на некоторые обнадеживающие проявления в конкретных случаях.
Ощущение когнитивного диссонанса сильно, когда твоя профессия ставит свою репутацию и обоснованность своего существования на возможность надежно почувствовать движения, которые невозможно надежно почувствовать.

Действительно ли мы чувствуем их или это истории, которые мы успокоительно придумываем сами себе и друг другу?
Научное сообщество все чаще выдвигает претензии к комплементарной и альтернативной медицине, и все больше готово бросить ей вызов.

В текущей ситуации сообщество мануальных остеопатов не в состоянии противостоять такому грузу доказательств, легших в основу таких яростных претензий к пальпации.

И фактически, в реальности можно ли согласиться с тем, что навыки пальпации, которые ты привык считать безгранично точным методом диагностики и лечения на благо здоровью пациента, совсем не такие волшебные, какими они казались?

Ответ на этот вопрос может зависеть от того, насколько хорошо вы можете ментально лавировать вокруг ощущений, возникающих из-за того самого диссонанса. Если вы с этим справляетесь, то нужно научиться придумывать разные толкования.

Например: пациент приходит на прием к остеопату-мануальному терапевту, который имеет лишь базовое представление о психологии и неврологии. Основная жалоба пациента – на боль в пояснице, при этом она не вызвана травмой, а по результатам МРТ или рентгена причину боли установить не удалось. Состояние пациента оценивается, и терапевт начинает лечение по тому протоколу, по которому обучен действовать. Пациент уходит без ощущения болей в спине.
Терапевта просят объяснить, что, собственно, произошло, и терапевт дает свою интерпретацию того, что он почувствовал под руками – «височная кость во внешней ротации», сжатый SBS, крестец почти без признаков витальности в торсии, тонкий кишечник с подворотом внутрь – а потом описывает их лечение и нормализацию поврежденных элементов. Терапевт уверен, что, помимо облегчения боли, пациент также подвергся анатомическим и физиологическим изменениям, которые, в свою очередь высвободили «ту часть тела, снятие зажатости с которой оказало каскадный эффект высвобождения на различные другие участки по всему телу».
Ни пациент, ни терапевт не знают, что за их взаимодействием наблюдает психолог, не сведущий в остеопатической терапии. Психолог отмечает, что пациенту комфортно лежать, он расслаблен, свет в комнате приглушенный, в комнате тихо. Далее психолог наблюдает за терапевтом, который заходит и начинает трогать пациента в различных местах: за голову, живот, в районе таза. Кажется, что от прикосновений пациент расслабляется. В районе головы, живота и таза прикосновения медленные, с удержанием и мягкие. Иногда движения становятся ритмичными и колебательными. Психолог предлагает возможное объяснение результата в привязке к психолого-социальной интерпретации веры в действия терапевта, эффекта от прикосновений и заботы, которую получает пациент.

И ни пациент, ни терапевт не знают, что за их взаимодействием наблюдает невролог, также не сведущий в остеопатии. Он предлагает возможное объяснение результата как связанного с активацией неврологических сенсоров в коже, мускулах и суставах пациента прикосновениями и движением, что дает сенсорную стимуляцию мозгу, что может способствовать подавлению предыдущего неврологического импульса, отразившегося на восприятии боли.

Есть несколько параллельных интерпретации этого события, и, несомненно, их может быть больше. Данный пример – не для того, чтобы определить, какая интерпретация – верная, а для того, чтобы понять – интерпретации есть и их много.

С одной стороны, есть остеопатическое объяснение, основанное на неправдоподобных уровнях толкования результатов пальпации, без установленной надежности метода, с другой – объяснения, обоснованные научно. Хотя такие объяснения могут и не иметь под собой основы в виде проведенных мануальных исследований, в их поддержку говорит понятная наука, которая может объяснить, какую роль нейро-физиологические или психо-социальные факторы могут сыграть в снижении восприятия боли в привязке к прикосновениям и обстоятельствам.

Такие объяснения не заставят остеопатическое лечение исчезнуть, но они могут простимулировать остеопатию к подведению под результат иной истории, такой, которая сделает её более скромной, более честной и более гибкой.

Есть много способов ослабить ощущение диссонанса, но есть один поистине безвариантный.
«Измените противоречивое убеждение, чтобы оно соответствовало другим убеждениям или поведениям». Изменение противоречивого другим познания или понятия – один из наиболее эффективных способов работы с диссонансом, но при этом он и самый сложный. Особенно в случае глубоко укоренившихся ценностей и верований, менять которые может быть чрезвычайно затруднительно».

http://monicanoy.com/osteopathic-palpation-tale-cognitive-dissonance/